Книги и библиотеки » Blog Archive » «Космический пульс жизни»: поэзия биофизики в деятельности Александра Чижевского

«Космический пульс жизни»: поэзия биофизики в деятельности Александра Чижевского

Часть 2: Поэзия как способ научного мышления

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhdhdhdhudhnfdhdhdhdhdhdhnfndhn-001.jpg

Продолжая разговор об А. Л. Чижевском, обратимся к творческой стороне его личности – той стороне, что развивалась и была столь же яркой и плодотворной, сколь и научная. Более того, оба этих таланта – ученого и поэта, шли в этом человеке, что называется, «рука об руку» и когда один из них затихал – другой тут же полноправно и с той же силой, что и первый – занимал его место. В своих мемуарах Александр Леонидович говорил про себя, что для него писать было также естественно, как и делать сложные математические вычисления – обе этих части находились в нем при полнейшей гармонии. Его богатая, разносторонняя творческая натура проявлялась во всем, что становилось предметом его исследования или просто увлечения – будь то скрупулезные эксперименты или астрономические наблюдения, живопись или музыка.

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhdhdhdhudhnfdhdhdh-dhdhnnndhun2.jpg

Чижевскому был чужд научный агностицизм, он не отвергал понятия веры и христианской доктрины. Напротив, человек этот был одним из немногих ученых, пытавшихся совместить религиозные представления о Вселенной, природе человека, его жизни и смерти – с положениями современной науки. Как истинный ученый, он понимает, что научные методы не всегда приводят к искомому результату. Для него само понятие «поэт» было равносильно понятию «служитель разума», своего рода, эмпирическому ученому, который способен с помощью углубленного мышления и творческой фантазии проникнуть туда, куда не достигает самый совершенный, непосредственный физический опыт – в подлинные, сокровенные глубины природы.

Откуда же могло прийти столь оригинальное понимание действительности? Во многом, конечно, этому способствовала семейная обстановка, с ее постоянным интересом к литературе, прекрасная библиотека с хорошо подобранными изданиями лучших русских и зарубежных авторов и поэтов. Отец – Леонид Васильевич Чижевский, очень умело и тактично руководил развитием сына, предостерегая того от самообольщения собственными успехами и приучая к строгой взыскательности в работе. Уже в то время определились имена русских поэтов, горячую любовь к которым А. Л. Чижевский пронес через всю жизнь: Державин, Пушкин, Лермонтов, Тютчев и Баратынский.

Поэтическое наследие ученого отличается широким тематическим диапазоном. Большое место здесь занимает пейзажная лирика, в которой ощутимы связи с мотивами поэзии Тютчева и Фета, отчасти А. Майкова и И. Бунина. Буквально через все творчество поэта проходят образы Солнца и Жизни во всем ее могучем многообразии, воспринимаемой вместе с людьми и растениями как единое космическое целое.

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhydhudhdhdhdhdh2-001.jpg

Так, на протяжении многих лет Александр Леонидович обращался в своей поэтической работе к циклу под названием «Космические сонеты», занимающему, пожалуй, центральное место во всем его стихотворном наследии. Стихотворения, образующие этот цикл, охватывают все разнообразие мыслей и чувств, характерных для мировосприятия их автора. Особое место в нем принадлежит сонету «Солнце», написанному в 1919г.

Солнце, «великолепное, державное светило» - не просто поэтический образ, один из самых частых у Чижевского-поэта, но это еще и символ всего сущего на Земле и в Космосе, та творческая энергия, «сила», как называет ее автор, способная подчинить себе всё: от элементарных частиц – до планет и галактик. Солнце по Чижевскому – источник жизни и смерти, символ созидания материи, и ее разрушения, во всем своем неохватном проявлении:
«Всевластен лик, глядящий с вышины!// Настанет ночь – и взор летит из бездны…// И лик глядит, о тварях не скорбя. Под ним бегут в громах века и воды…// Под черствым равнодушием природы// Невыносимо осознать себя!», «И снова оттуда дарует всем тварям благое начало.// Пускай погибают миры – возродятся для жизни опять,// И новое знойное Солнце, как некогда древле сияло,// Должно будет снова и снова для новых творений сиять».

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhydhudhdhdhdhdh4-001.jpg

То же самое можно сказать и об изображении дневного светила на картинах ученого и поэта. Солнце, игра его лучей в самых причудливых, фантастических сочетаниях – непременный атрибут знаменитых пейзажей А. Л. Чижевского. Сам автор говорил: «Что представляет собой Солнце для современного человечества? Не более, как явление природы, подобное многим другим. Не тем оно было для наших предков. Солнце было для них мощным богом, дарующим жизнь, светлым гением, возбуждающим умы. Вся мифология древних проникнута сияющей символикой солнечного луча! Интуиция наших предков привела их к тому же заключению, что и завоевания науки…».

Солнце для Чижевского равно Богу, а Бог – это «живое начало» Вселенной, бессмертный источник энергии. Так, в стихотворении «Песнь о солнечном луче» возникает неожиданный образ: Солнце – это «Отец наш небесный,// Божественный, солнечный лик». Таким образом, в творческом мировосприятии поэта обитает в космической беспредельности незримый и непостижимый, вселенский таинственный Бог, обладающий силой созидания и разрушения, являющийся вместе с этим источником беспредельной космической энергии для всего сущего.

В глубоких интонациях Чижевского-поэта легко прослеживаются традиции русской философской лирики Серебряного века – от А. Блока и Вл. Соловьева, до Н. Заболоцкого. Создаваемые Чижевским поэтические картины природы наполнены шелестом листвы, запахами садов и полей, Южного моря. Автора как поэта и как ученого завораживает небесный свет, его непрекращающиеся вибрации, которые ежесекундно преображают видимый мир.

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhydhudhdhdhdhdh3-001.jpg

Появляющиеся в его стихах рисунки выявляют мгновенно запечатленную в веществе энергию Космоса. Все это напоминает стиль того легкого импрессионизма, в котором написаны многие из художественных картин Александра Леонидовича: «Трепещет полумрак. Жемчужный свет небес,// Как паутина сон. Овраги и поляны// Еще наполнены виденьями чудес,// Деревья и кусты одушевленно-странны.// Как запоздала ночь! Не поймана едва:// Мистерия идет и совершает в дреме// Свои деяния. Проснулась лишь листва// И терпким трепетом тревожно будит время».

Присутствует в творчестве А. Л. Чижевского и философско-историческая тематика. Такие стихотворения, как «Архимед», «Плиний Старший», «Смерть Бетховена», «Лобачевский» несколько иначе, нежели в предыдущие десятилетия, представляют на суд читателя образы творцов отечественной и мировой истории. Представленные персонажи, в контексте мировоззрения автора, представляют собой духовную вершину мироздания – они есть носители не только разума или таланта, но и «богоподобной гениальности», отмечающей, по мысли автора, лишь немногих из людей.

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_pejzazh-ch1-001.jpg

Подспудно в поэзии Чижевского возникает тема противостояния гения безумству властителей, что вполне логично, учитывая характер выбранных им персонажей и собственную судьбу. Человеческая история в его лирике предстает цепью бессмысленных разрушений, террора – она не имеет разумной цели. Единственное, что по-настоящему ценно для автора – это мысль, ибо она нематериальна и бессмертна, следовательно, физическая смерть человека не может служить для нее пределом:
«Борись – ты смертен, гол и одинок!// Не ожидай ни жертвы, ни спасенья!// Ты сам себе – судья, палач, пророк:// Веди себя на жизнь иль осужденье!» («Одиночество»); «Бессмертие! Гляжу в твои истоки – в ряды преображенных числ:// Объемлют мир единые потоки,// Единый сокровенный смысл» («Числа»); «В тревожных человеческих сердцах// И в нежной немоте растений// Восходит к жизни придорожный прах,// Сверкая в бездне воплощений» («В земную грудь, где тихо и темно…»).

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhydhudhdhdhdhdh6-001.jpg

Во всех этих строках, несмотря на явный пессимизм, все же чувствуется некий призыв поэта к вере в светлое будущее, пусть и за пределами земной человеческой оболочки. Вера здесь есть высшая функция разума, его гениальная интуиция, через которую транслируется энергия космического бытия. У разума есть разные формы, но нет пределов, то есть он способен оставаться цельным, несмотря на свои различные воплощения. Практически все стихотворения А. Л. Чижевского несут в себе эту позитивную мысль – даже, казалось бы, самые мрачные.

Подводя итоги, заметим, что сам Александр Леонидович считал поэзию стоящей к научному мышлению намного ближе, нежели холодные практические опыты с получением определенного результата. Все потому, что поэтическая мысль, по его мнению, обладает неким творческим синтезом рационального и иррационального начал, что дает возможность представить то или иное явление в наиболее полном, обобщенном виде. Точно также через свои поэтические работы проводил он мысль о двойственной природе человека – о соединении в нем Космического и Земного, где человек есть важнейший мост между оными.

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhydhudhdhdhdhdh5-001.jpg

Определить многогранную натуру А. Л. Чижевского можно было бы его же понятием «миросознание», где составные части - слова «мир» и «знание»  объединяются такой емкой связкой «со», означающей сложный духовный процесс расширения обычного человеческого сознания до уровня понимания сути Космических процессов и одновременного осознания параллельных конечности и цикличности вариантов развития этого земного мира.

Материал взят из книги:
Чижевский А. Л. Стихотворения / Александр Чижевский. – М. : Современник, 1987. – 239 с., ил. Инв. номер м2046115-КХ.

Комментарии (2) к заметке '«Космический пульс жизни»: поэзия биофизики в деятельности Александра Чижевского'

  1. Ирина пишет,

    1 февраля, 2018 в 10:06

    Действительно, очень специфическая у этого ученого поэзия, но чувствуется все же влияние античных авторов. Особенно в том, что касается изображения Солнца

  2. Owl пишет,

    1 февраля, 2018 в 18:21

    Ирина, да, Чижевский считал, что люди древности понимали механизм влияния на планету солнечной энергии гораздо лучше, чем его современники


Рейтинг@Mail.ru