О тюльпанах и символах

vesna.jpg

Каждое время года подразумевает набор ожидаемых и знаковых, как говорится, природных явлений. Первый снег и первая гроза. Внезапный аромат сирени. Первый букетик ландышей. Иногда это становится поводом для красивых ритуалов: кто не знает, что японцы даже отправляются в специальные места любоваться цветением сакуры?

Разные дни недели

lich.jpg

Тому дню, которым начинается первая неделя Великого Поста, посвящён один из самых знаменитых русских рассказов. Героиня «Чистого понедельника», если помните, делает всё то, что в этот день делать нельзя.

О русских и японцах

tayso.jpeg

Никогда не могла по-настоящему увлечься японской прозой ХХ века. Кавабата, Абэ Кобо, Оэ Кэндзабуро, Мисима – всё мимо. А что произошло «В чаще» Акутагавы, например, я просто не понимаю.

О праздниках и чтении

golts.jpg

Конечно, это не единственный праздник в году. Но представление о каком-то особенном, праздничном чтении связано у нас прежде всего с Новым годом.

Древняя Русь и общая память

zapskovie.jpg

Год начался «Викингом», а заканчивается «Легендой о Коловрате». Первого более или менее дружно обругали, второго скорее похваливают, но претензий хватает и к нему. Не знаешь, чему удивляться больше.

Дом как образ и мечта

bmusatov.jpg

Конечно, из красивой экранизации «Скрюченного домишки» совершенно невозможно понять, почему роман-первооснова так называется. А ведь для Агаты Кристи это было важно.

О синем – цвете и настроении

kandiskii.jpg

Существуют цвета, которые традиционно противопоставлены или подразумевают друг друга: чёрное и белое, красное и чёрное. Красное и белое…

О красоте книг и названий

gerasimov.jpg

Есть книги с такими красивыми названиями, что их даже «вскрывать» жалко. «Зима тревоги нашей», например. Или «Дверь в лето». Или «Горький запах осени». Разве не приятно гадать, что там, внутри, или сочинять по этой канве свой роман, рассказ, пьесу, сказку?

Счастье по-датски и по-русски

antipova.jpg

Книг о счастье и способах его достижения уже написано столько, что жизни не хватит прочитать их все. Но поток не иссякает. Вот еще одна вкусная новинка – «хюгге», счастье по-датски.

Алексей Толстой и другие

atolstoy.jpg

Из всех Толстых русской литературы Алексея Константиновича мы вспоминаем, наверное, последним. И его 200-летний юбилей, который отмечался 5 сентября, прошел без пышных торжеств.

Следующая страница »

Рейтинг@Mail.ru