[назад] [главная] [следующая]    

 

Каштанка. Четвертая сотня

Впервые я видела Каштанку двести девяносто спектаклей назад. И теперь пять лет спустя. Для меня это две разные истории, но не потому, что что-то принципиально изменилось внутри спектакля. Просто читаются уже другие смыслы и сюжетные линии, которые здесь есть и были всегда. Самое главное нет ощущения заезженности, безжизненности спектакля, идущего на сцене пять лет.

Казалось бы, странное дело, при всей неслыханной простоте интерес к Каштанке не пропадает: свыше сорока поездок на гастроли и фестивали по России и за границу, причем количество наград не меньше, чем фестивалей Золотая маска (которую обычно не дают спектаклям для детей), гранпри международных фестивалей. И всегда полные залы.

Есть факт текст, написанный Чеховым. Он заканчивает Каштанку так: Ей казалось, что она давно уже идет за ними и радуется, что жизнь ее не обрывалась ни на минуту. Когда мы начали делать спектакль, об этом совсем не говорили: ну ушла и ушла. Ведь важно не что, а как: сюжетно и так все ясно. И сочиняли не головой, а кожей, что ли, рассказывает Наталия КУЗНЕЦОВА, которая играет Каштанку сейчас. Так и происходит все, что не прописывает словами Чехов или что не вошло в инсценировку, отыгрывают артисты. И эмоционально это оказывается так же сильно, как знаменитые чеховские подтексты: Когда мне нужно было сыграть момент выбора Каштанки между новыми друзьями и старым, родным хозяином, Вячеслав Всеволодович Кокорин придумал для меня такое упражнение: нужно было представить, что слева и справа меня держат две резинки, а в отдалении и слева, и справа два привлекательных объекта. Я иду в одну сторону а меня тянет обратно. В другую то же самое. Получается, что балансирую на грани это и есть ситуация выбора.

Когда мы репетировали, мы понятия не имели, что спектакль наделает столько шума! Мы просто делали свою работу! И все же на Каштанку я всегда иду с удовольствием, отзывается кот Федор Тимофеич, актер Александр ВИКУЛИН.

У кота самая молчаливая (за счет этого не самая простая) роль. Поэтому когда Каштанка в 2005 году поехала в Эдинбург (Шотландия), у него не было проблем с языком: Нашим актерам пришлось за четыре месяца выучить английский язык. Например, Катя (Екатерина Демская, гармонь Т.Г.) ни слова поанглийски до этого не знала. Она тогда чуть семью не потеряла на этом английском. Когда мы приехали в Англию, нас встретил Миша Боттинг, который был нашим переводчиком. Он на первые репетиции пришел, чтобы узнать, как мы справились с иностранным языком. Ну что нам, животным? Хоть на японском, хоть на английском спектакль показывать. А другимто молотить! Конечно, все волновались. И все же заговорили, заговорили. Миша посмотрел спектакль на репетиции и говорит: Вы знаете, я четырнадцать лет живу здесь, но у меня нет такого произношения.

Вот и еще одна легендарная особенность: это единственный в городе спектакль, регулярно идущий на английском языке. Раз в месяц или два мы показываем Каштанку на английском языке. Приходят ребята из гимназий, а на последние спектакли стали приходить и служащие офисов, кому язык нужен. Я, правда, пока сам не знаю, зачем это нужно, комментирует Викулин.

Каштанка спектакль малой сцены. Поэтому десанты на сцену большую экстремальны для артистов: Когда перед премьерой Пеппи сломался круг, нам сказали, что мы будем играть Каштанку в большом зале. Я была в недоумении: пока там докричишься до когонибудь на другом конце сцены Александр Викулин подходит к этому с не меньшим азартом: Большие сцены закаливают. Но этот спектакль нельзя играть на большой сцене, нельзя! У нас был такой десант в ХантыМансийске, Уфе, в других городах... Кто там увидит все наши переживания на сцене, мимику, взгляды мои. Со скрипом, но выдерживали.

Но и на малой сцене экстрима хватает. Наталия Кузнецова в лицах изображает одну из своих любимых историй: На одном из семинаров нас попросили сыграть два раза, потому что не все влезли в зал. И тут не выдержало оборудование. Я смотрю на первый ряд я всегда всех вижу в зале смотрю, зрители то на нас, то вверх кудато смотрят. И запах такой И вдруг сидевший с краю мужчина медленно снял пиджак, на цыпочках подошел к сцене и как дал пиджаком по лампе! Оказалось, там вверху лампа загорелась: мы же этого не видим. Тихонько сказал: Ну, все, продолжайте, и обратно сел.

Гастроли не обходятся без приключений: то актеров высадят посреди минного поля гдето на границе между Сербией и Хорватией изза отсутствия транзитной визы, то декорации не пропустят на таможне в вечно дружественной нам Эстонии, то газель воспламенится посреди дороги В рамках проекта Театры детям Беслана Каштанку играли во Владикавказе: По ходу спектакля Незнакомецциркач выстреливает из хлопушки, причем дважды и довольно громко. После первого хлопка по залу пошел шелест: бесланские детишки испугались, что опять стреляют Во Владикавказе было 30 выше нуля, и после гостеприимной сытой встречи Наталии Кузнецовой, надевая шубку Каштанки, приходилось думать: Мне никогда еще не было так холодно и голодно.

Спектакль живет, в том числе и благодаря слаженному ансамблю артистов (говорят, на одном из фестивалей даже хотели такую номинацию учредить под впечатлением от Каштанки). Как заметил Александр Викулин, актеры притерлись друг к другу: Между нами нет жлобства, давно забыли про ругань. Мы не допускаем этого: если возникает даже намек на конфликт, мы его тут же подавляем, потому что иначе все развалится.

Так Каштанка с радостью разменяла четвертую сотню.

Тина ГАРНИК. Фото: Станислав БЕЛОГЛАЗОВ

 

[назад] [главная] [следующая]