[назад] [главная] [следующая]    

 

Умористический спектакль

Театр закрывается, нас тошнит, сказал деревянный персонаж спектакля Пересечения и, как ни в чем не бывало, поклонился. Проделка эта казалась простительной и даже ожидаемой, поскольку за тот час, пока на сцене Екатеринбургского Театра кукол убивали, обманывали и прелюбодействовали, зритель должен был догадаться, что и с ним ехидные куклы поступят коварно, возможно даже выпроводят из зала пинком под зад. И было бы это откровенным хамством и черт его знает, чем таким, если бы публике целый час не читали Хармса, Хайнера Мюллера, Корнеля и Лафонтена авторов непочтительных.

Таковыми этих писателей считает художественный руководитель французского Театра дю Фюст Эмили Валантен. По ее мнению, непочтительность их проявляется в отношении к языку и литературе, персонажам и сюжетам. Проще говоря, Пересечения собраны из миниатюр, идущих по текстам авторовабсурдистов. Наверное, главная особенность этого театра почтительное отношение к слову литератора. Текст зачитывается целиком, а действие на сцене иллюстрирует сюжет. В миниатюре по Хармсу О Пушкине персонаж, как на весах, меряет величие Пушкина и Гоголя, а их деревянные куколки то поднимаются, то опускаются. В миниатюре О сущности глупости персонаж со всевозможным рвением обнажает свою, чем доставляет немалое удовольствие зрителю. Рассказ о вдове из Эфеса, повесившей труп мужа ради спасения пока еще живого любовника, также более напоминает иллюстрацию к рассказу, чем драматическую постановку по нему. Но впечатления такая манера не портит, даже наоборот кажется приятной, хотя бы потому, что тексты перечисленных выше авторов с подмостков звучат, даже при значительном преувеличении, не столь часто.

Но о том, что в России Хармс пока еще в диковинку, Эмили Валантен не знала. Она привезла Пересечения, не имея целью открыть писателя русской публике, а желая показать, насколько органично его сочинения сосуществуют рядом с произведениями французских литераторов. И действительно, только знание художественного стиля Хармса помогало вычленить его рассказы из пересечения сочинений не менее абсурдного характера. Но факт остается фактом: для многих зрителей знакомство с Хармсом началось благодаря французскому театру. Может быть, в следующем году французы, сами того не подозревая, познакомят Аргентину с их родным литератором, поскольку отправятся с гастролями в эту страну.

В России же Театр дю Фюст дал спектакли в Самаре, Москве, Екатеринбурге и Челябинске. К небольшому гастрольному туру французы приготовились так, чтобы, с одной стороны, показать марионетки, с которыми работают чаще всего, а с другой, чтобы куклы и декорации, для удобства транспортировки, весили не более сотни килограммов. Умению и желанию французов работать с куклой можно только позавидовать. Ни разу на протяжении всей постановки в нее не вклинился человек, внимание к актерам Эмили Валантен и ее партнеру Жану Склавису минимально. Это тем приятнее, что современный кукольный театр, отдавая ведущие роли актеру, как бы изживает из себя марионетку. Здесь же актер выполняет однуединственную роль роль человека оживляющего.

Куклы для Пересечений дю Фюст собрал из разных своих спектаклей. И надо заметить, куклы очень неплохие даже у старых марионеток, которые внешне топорны, ручки обладают достаточной подвижностью, чтобы держать разного рода предметы. В финальной миниатюре главными героями стали довольно своеобразные персонажи летающий квадрат по фамилии Калугин, летающий треугольник в роли милиционера и летающий круг, символизирующий куст.

После окончания спектакляералаша, несвязанных между собой сюжетов, беготни от автора к автору, впечатление осталось странное как будто с вами говорили на очень серьезные темы, вы задавались важными вопросами, но при этом постоянно смеялись и, хлопая себя по коленке, еле выдавливали вот умора.

Саша СЕРГЕЕВА

 

[назад] [главная] [следующая]