[назад] [главная] [следующая]    

 

Спектакль как искус
 

Я не хочу говорить про этот спектакль. Про него не хочется говорить. Бывают такие спектакли, после которых хочется помолчать, и Игра. Игра. Биография именно из таких.

Все начинается с игры к этому нас подготавливает и название спектакля, и афиша, и даже программка, в которой значатся дежурные администраторы театра в роли фрау Хубалек, которая на самом деле не появляется на сцене ни разу Пока зрители рассаживаются, актеры на сцене дурачатся, кидая друг другу обручи и непринужденно переговариваясь. Наконец Александр СЕРГЕЕВ (Очередной режиссер), обращаясь к администратору, спрашивает: Ну что, все? получив утвердительный ответ, дает команду и актеры убегают со сцены
Все начинается (как бы с начала, как уже спектакль) эпиграфом из Чехова словами Вершинина о возможности прожить жизнь заново
Все начинается (уже в третий раз) как репетиция спектакля по Максу Фришу в некоем театре. Актеры кривляются, отпускают в сторону режиссера недовольные реплики, режиссер покрикивает на актеров, ассистент суетится с реквизитом вполне нормальная обстановка и както пропускаешь тот момент, когда Актер, играющий Ханнеса Кюрмана (Александр ФУКАЛОВ) становится Ханнесом Кюрманом, а Режиссер и Ведущий превращаются в демоновискусителей Именно в тот момент, который не удается точно определить, все и начинается понастоящему
Что не понравилось: слишком громкая музыка (хотя так и задумано) она заставляет закрыться, мешает абсолютной эмоциональной вовлеченности. Правда, такая музыка звучит всего дважды в начале, и в конце спектакля, но как раз эти моменты являются ключевыми. Не понравился стиль игры Бориса ЗЫРЯНОВА (Актер, исполняющий обязанности Ведущего): слишком часто он повышает голос, наезжает на Ханнеса иногда это оправданно, но чаще излишне, возникает ощущение наигранности, неестественности как раз тогда, когда этого не должно бы быть. Разумеется, у режиссера Анны ЕРМАКОВОЙ, и у самого Бориса Зырянова свое видение этой роли, но уверена если чуть приглушить эмоциональность Ведущего, спектакль в целом только выиграет. Ассистентка по ходу спектакля играет разные роли, и не всегда Елена ЛУКМАНОВА успевает перестроиться, перевоплотиться из крикливой, резкой, грубой Ассистентки, например, в любящую невесту. Вызывает сомнение (но это скорее вопрос к Максу Фришу) тот факт, что мужчина может не знать пол своего единственного ребенка, рожденного к тому же в законном браке; возраст можно забыть, но пол
Что понравилось: все остальное. И готова поклясться в глазах Елены ШАХОВОЙ (Актриса, играющая Антуанетту) в финальной сцене стояли настоящие слезы
Спектакль, как и пьеса, в названии содержит два слова: Игра и Биография. С биографией понятно, но что за игра? Кого с кем, или кого кем, быть может? Игра как непринужденное времяпрепровождение, как забава; как игра актеров; как игра в шахматы (шахматы, правда, появляются на сцене лишь ненадолго, но эту линию поддерживает и афиша спектакля). Это игра демоновискусителей (Режиссер и Ведущий) с живыми людьми, это игра (отчасти актерская, отчасти игра в прятки, а может чтото еще) Ханнеса Кюрмана с самим собой, и безусловно игра режиссера и актеров со зрителями
Анна Ермакова считает, что хороший спектакль это еще не искусство, а искус. Искус чтото в себе поменять. Анна Ермакова не решилась назвать свой спектакль искусством. А я решусь. Спектакль, поставленный на Волхонке искусство, ведь только искусство, если верить экзистенциалистам, может дать человеку выход за пределы предопределенности

 
[назад] [главная] [следующая]

Евгения Панасова. Фото: Борис Зырянов