Я гражданин России

Главная » Образы России » День семьи, любви и верности

Образы России

Автор материала: Валентина

08.07.2014 - 05:09


День семьи, любви и верности

Известно, что в традиционной русской культуре представление о романтической любви (между мужчиной и женщиной) прочно связано с идеей семьи и брака. И естественно, что праздник, являющийся как бы нашим ответом на западный Валентинов день, только во-вторых о любви. День семьи, любви и верности существует в России с 2008 года, отмечается в середине лета. Его символ – ромашка, любимый русский цветок, а центр торжеств – город Муром. Именно здесь в начале XIII века жили святые покровители праздника, князь Петр и княгиня Феврония, союз которых стал идеалом христианского брака и день памяти которых приходится как раз на 8 июля (25 июня по старому стилю). Всё, что мы знаем о легендарных супругах, мы знаем от Ермолая-Еразма, православного священника и писателя, жившего в XVI веке. «Повесть о Петре и Февронии Муромских» он написал по заказу архиепископа в преддверии собора 1547 года, на котором его герои были канонизированы.

Эта «Повесть» – одно из самых известных и талантливых произведений древнерусской литературы. История русской Золушки-умницы, дочери древолаза из рязанской деревни, рассказана просто и красиво, полна точных бытовых деталей и окутана облаком тайны. Начать с того, что мы не знаем практически ничего о реальной подоплеке описанных событий. Некоторые историки считают, что под князем Петром подразумевался муромский князь Давид Юрьевич, скончавшийся в 1228 году. У Давида тоже был старший брат, правивший городом до него. В повести Ермолая-Еразма за супружескую честь брата и вступается Петр, выходящий на поединок со змеем. Змея он убивает, но, забрызганный его ядовитой кровью, покрывается струпьями и язвами. Местные лекари бессильны, и отчаявшийся Петр просит отвезти его в Рязанскую землю, где, по слухам, есть настоящие целители. Случайно один из княжеских отроков забредает в крестьянский дом в деревне с нежным названием Ласково. За ткацким станом в этой избе сидит девушка, а перед ней скачет заяц. Ни на один вопрос эта девушка не отвечает прямо, но каждый свой затейливый ответ терпеливо расшифровывает. Узнав историю Петра, она опять говорит загадками: «Если бы кто-нибудь взял твоего князя себе, тот мог бы вылечить его». Впрочем, очень скоро становится ясно, что она имеет в виду. «Я смогу вылечить его, только если стану его супругой». Получая лицемерное согласие князя, она черпает плошкой хлебную закваску (вариант – квас), дует на нее, велит истопить князю баню и в бане обмазать мазью все его тело, оставив только один струп… Остальное договорю пунктиром. Князь все-таки сдержит обещание и женится на Февронии, вызвав негодование бояр. Вынужденный выбирать, он выбирает жену и изгнание, но вельможи, насытившись безобразной вольницей, вскоре уже умоляют их обоих вернуться. Ну, а дальше – всё безоблачно. Они живут благочестиво, правят справедливо, в старости принимают постриг и умирают по взаимной договоренности в один день.

Мне приходилось встречать едкие комментарии нецерковных людей: хорош образец идеального брака, в который заманивают едва ли не шантажом! Не возьмусь рассуждать о христианской метафорике и подобных вещах, но рискну сказать, что вот в этой истории всё наоборот. Не исцеление как путь к браку, а брак – как путь к исцелению. Не сомнительная смесь Февронии очищает князя от скверны, а смирение, самоограничение, способность уступить часть своих свобод и пожертвовать большим куском своей гордости, – всё то, что считается основой христианского брака. Но в таком браке сколько ты отдаешь, столько и получаешь. Можно предположить, что и «предивная Феврония» никакой волшебницей в девичестве не была. Только в счастливом союзе девушка со странностями обретает способность и видеть людей насквозь, и творить разные приятные чудеса ради любимого человека. И тогда хлебные крошки, которые княгиня по крестьянской привычке сметает со стола в ладонь, превращаются в ладан и фимиам, а деревянные колья по ее благословению за ночь вырастают в большие деревья с ветвями и листвой.

Конечно, несмотря на всю свою тонкую символику, повесть предлагает вполне реалистичную и узнаваемую модель брака: истинная хозяйка в доме – жена, а кроткий муж, бывший змееборец, доверяет ей настолько, что способен сказать разъяренным подданным: «Скажите об этом Февронии, послушаем, что она скажет». В русско-советской традиции над таким семейным укладом принято иронизировать, что совершенно не отменяет его популярности и жизнеспособности. Вспомним хотя бы милейшего подкаблучника Савву Игнатьевича из «Покровских ворот». К сожалению, вот такой идеальный семьянин иногда оказывается носителем высшей власти. В случае с князем Петром Муромским смута была недолгой, и всё кончилось хорошо. Возможно, и Николай Александрович Романов, отказываясь от власти ради семьи, надеялся в глубине души на такой исход: опомнятся, придут, позовут, оценят, не могут не оценить. Но князь Петр, который тоже в общем не был воином, свой подвиг совершил. Вступая в брак, он уже мог никому ничего не доказывать. А от последнего российского государя судьба потребовала подвига именно в тот неудачный момент, когда он твердо знал, что он только во-вторых монарх, а во-первых – муж и отец… Супружество обычных людей все-таки чаще всего не предполагает такого мужества и таких мучительных решений. Но и обычному человеку лучше, наверное, совершить свой главный подвиг «до того, как». Убить своего змея пока ты один и никем, кроме себя, не рискуешь. И тогда, может быть, жизнь в семье окажется не только трудом, но и праздником, и верность покажется легкой, как дыхание, и дом твой будет местом исключительно для мира и любви.  
   

Художник - Валерия Бахолдина, графика (источник: https://www.facebook.com/paintedekb?fref=ts)


Памятник святым благоверным Петру и Февронии Муромским в Екатеринбурге (открыт 5 июля 2012 г.)
Автор – московский скульптор Константин Чернявский, создавший 9 однотипных, но отличающихся в деталях, композиций, из которых города выбирали свою.
Комментарии к материалу
Комментариев нет, будьте первыми!

Добавить комментарий