Я гражданин России

Главная » Что читать » Соломон Волков. История русской культуры в царствование Романовых

Что читать

Автор материала: Masha

29.10.2012 - 02:25


Соломон Волков. История русской культуры в царствование Романовых

Волков С. М. История русской культуры в царствование Романовых, 1613-1917. – М.: Эксмо, 2011. – 317 с.
Б2326364-КХ
Б2335559-КХ


Соломон Волков – русско-американский культуролог и историк культуры, хорошо известный своими исследованиями взаимодействия культуры и власти ("История культуры Санкт-Петербурга", "Шостакович и Сталин", "История русской культуры XX века от Льва Толстого до Александра Солженицына").

Его книга "История русской культуры в царствование Романовых" рассказывает о разнообразных аспектах взаимодействия династии Романовых и их ближнего круга с весьма своеобразной и экзотической стратой - русской культурной элитой.
 
Блестящая и часто трагическая история Романовых привлекает внимание историков уже очень давно, и поток книг и исследований на эту тему всё увеличивается. Много было написано и отдельно о различных культурных аспектах эпохи Романовых. Данная же работа, по словам самого Волкова, является первой попыткой интегрированной нарративной истории сложных и драматичных отношений династии Романовых с культурой России во всём её многообразии: не только с её литературой (к настоящему моменту – наиболее исследованная тема), но и с её живописью, архитектурой, музыкой, балетом и театром.

Волков называет эту книгу "приквелом" его "Истории русской культуры XX века от Льва Толстого до Александра Солженицына", которая начиналась там, где данная книга кончается, и таким образом, вместе они составляют историю русской культуры от протопопа Аввакума до наших дней.

"Русской культуре, - пишет Лев Данилкин в журнале "Афиша", - чрезвычайно повезло с Волковым. Стопроцентно вестернизированный человек, трезвый американец – и при этом абсолютно русский, испытывающий искренний энтузиазм по отношению к отечественной культуре… Эффект волковской книги состоит в том, что в нашем распоряжении наконец-то – после многих десятилетий намеренного искажения – оказалась откорректированная, выверенная по спутнику карта русской культуры…"

Распространённое мнение о том, что Романовы "демонстрировали удивительное безразличие ко всем искусствам за исключением балета, в котором танцевали их любовницы, и гвардейской шагистики, в которой были заняты их любовники", Волков считает карикатурным: "Да, Романовы (по мужской линии) были в первую очередь военными по своей профессии, что и понятно, но они также, будучи в большинстве своём превосходно образованными людьми, живо интересовались литературой, архитектурой, музыкой, живописью, театром. Для Романовых культура была важным политическим инструментом, и они, вероятно, не часто задумывались над тем, что русская литература и искусство составляют, быть может, их главное сокровище".

"Волков – блестящий рассказчик, человек, который беседовал на равных с Бродским, Баланчиным и Шостаковичем, - попытался взглянуть на русскую культуру как на единое целое, не разделяя её на лагеря… По Волкову, главный двигатель русской культуры – диалог с властью, без которого не было бы создано многих шедевров".
Анастасия Гостева, "Книжное обозрение"

"В самодержавном государстве, каким являлась Россия, личные отношения между монархами и культурной элитой неминуемо приобретали особое значение. К советам Гаврилы Державина, Николая Карамзина и Василия Жуковского их повелители прислушивались внимательно – несмотря на то, что иногда эти советы их и раздражали.
Николай I назвал Александра Пушкина "умнейшим человеком в России" и пытался направлять его творчество, хотя это не всегда ему удавалось. Считается, что "Записки охотника" Ивана Тургенева эмоционально подтолкнули решение Александра II отменить крепостное право. Александр III c волнением читал романы Федора Достоевского, любил музыку Петра Чайковского и собирал картины передвижников, которых он поддерживал как подлинно национальных художников".

В этой книге Волков пытается представить отношения Романовых с "их" писателями, поэтами, композиторами, художниками как взаимодействие живых людей во плоти и крови – одарённых, самолюбивых, тщеславных, нетерпеливых, капризных: "И одна, и другая стороны явно воображали себя на сцене, под юпитерми мировой истории, и вели себя соответственно".

"Виктор Шкловский в разговоре со мной в Москве в 1974 году высказал популярную в его кругу мысль о том, что личное общение с крупными творческими фигурами позволяет лучше понять великих писателей прошлого.
Когда сам, своими глазами видишь, как соотносятся приватные эмоции и общественные заявления культурных лидеров, объяснял Шкловский, ты способен гораздо тоньше и лучше оценить дневники, письма и воспоминания давних лет. Сопоставляя гигантов прошлого со знакомыми тебе людьми, с большей отчетливостью различаешь в легендарных личностях ушедших веков (при всей условности подобных параллелей) не картонных "гениев", которые никогда не спотыкаются, а реальные характеры, способные – как и все мы – на ужасные ошибки, заблуждения и вопиюще несправедливые высказывания.

Я много раз имел возможность убедиться в мудрости этой идеи старого парадоксалиста Шкловского. Общение с Анной Ахматовой, Дмитрием Шостаковичем, Джорджем Баланчиным и Иосифом Бродским помогало мне, как я надеюсь, изучать и интерпретировать исторические материалы о русской культуре более непредвзятым образом".
Соломон Волков
Комментарии к материалу
Комментариев нет, будьте первыми!

Добавить комментарий