На титульную

ПЛ ТИПА "К" (КРЕЙСЕРСКАЯ) серии XIV
В.И. Дмитриев

Кроме эскадренных и позиционных ПЛ и подводных минных заградителей классификация корабельного состава Советского ВМФ предусматривала наличие крейсерских ПЛ. решение о разработке проекта крейсерско-эскадренной ПЛ, утвержденное заместителем начальника ВМС И.М.Лудри, было принято еще в июне 1932 г.
В истории отечественного подводного кораблестроения известен проект подводного крейсера корабельного инженера Б.М.Журавлева, предложенный в 1910 - 1911 гг. Его основные тактико-технические элементы были следующими:
Водоизмещение 4500 т / 5435 т
Скорость 26 уз (надводная), 14 уз (подводная)
Дальность плавания надводная 15000 миль
Дальность плавания подводная 250 миль
Рабочая глубина погружения 125 м
Время погружения 3 минуты
Вооружение: 30 торпедных аппаратов (боезапас 60 торпед), 120 мин,
5 гаубиц калибра 120-мм

Один вариант проекта предусматривал установку подъемных артиллерийских башен.
Проект Б.М. Журавлева был отвергнут, т.к. опережал технические возможности царской России.

Для советского подводного кораблестроения 30-х годов создание океанского подводного крейсера с мощным и разнообразным вооружением оказался вполне разрешимой задачей.
В 1934 г. НИВК подготовил тактико-техническое задание, а затем и ряд предэскизных проектов крейсерской ПЛ водоизмещением 1000 - 12000 т, которая должна была иметь надводную скорость 21 - 22 уз, подводную скорость - 10 уз, дальность надводного плавания экономической скоростью 15000 миль, автономность плавания до 50 суток, а также мощное вооружение: 10 торпедных аппаратов, два 100-мм орудия, два 45-мм орудия полуавтомата, 20 мин.

Предусматривалась серийная постройка таких подводных крейсеров в первую очередь для Северного и Тихоокеанского флотов.
Руководил проектными работами М.А.Рудницкий. Окончив Морское инженерное училище в Кронштадте, он в 1918 г. прибыл на флот, в 1919 г. воевал с деникинцами. После учебы в Военно-Морском академии М.А.Рудницкий с 1923 г. служил инженер-механиком на ПЛ "Красноармеец" (бывшая ПЛ "Леопард") и "Пролетарий" (бывшая ПЛ "Змея") Балтийского флота, в 1931 г. сменил А.Н.Гарсоева в должности председателя подводной секции ЕТКМ, а затем возглавил отдел подводного кораблестроения в НИВК.
15 апреля 1935 г. СТО рассмотрел и одобрил один из эскизных проектов ПЛ "КР" ("Крейсер Рудницкого").
25 января следующего года член Политбюро ЦК ВКП (б), народный комиссар обороны К.Е.Ворошилов утвердил проект первой в отечественном кораблестроении океанской крейсерской ПЛ КЭ-9 серии XIV.

М.А.Рудницкий был назначен ее главным конструктором и строителем. В разработке проекта подводного крейсера участвовали ниженеры-конструкторы Н.М.Быков, П.Г.Горячев, В.В.Новожилов, В.Ф.Сегаль и др. "Это были энергичные, инициативные люди, готовые отказать себе во всем, только бы выполнить важное задание партии", - так характеризовал их М.А.Рудницкий. Более 20 моделей испытали они в Опытовом бассейне, чтобы выбрать наиболее рациональные размеры и форму корпуса подводного крейсера.
Первоначальное тактико-техническое задание предусматривало наличие на крейсерской ПЛ самолета. Считалось, что это значительно расширит район наблюдения за кораблями противника и усилит самооборону ПЛ. Такой самолет был построен в 1934 г. конструктором И.В.Четвериковым под шифром СПЛ (специальный лодочный). Он представлял собой свободонесущий моноплан с мотором в 100 л.с., который во время установки на ПЛ опрокидывался назад.
Крылья с поплавками и консольные части стабилизатора были складными. В сложенном состоянии СПЛ вписывался в ангар-цилиндр диаметром 2500 мм и длиной 7450 мм.

Крейсерская ПЛ серии XIV была двухкорпусной. Ее прочный корпус (наибольший диаметр - 5300 мм) изготовлялся в форме цилиндров и усеченных конусов из стали толщиной 18 мм и 22 мм.
Между прочным и легким корпусами размещались цистерны главного балласта (всего 14), причем некоторые из них были приспособлены для приема топлива (цистерны №№ 3, 4, 7, 8 и 9), а также цистерны уравнительные и быстрого погружения. Управление их кингстонами и клапанами вентиляции осуществлялось дистанционно с помощью пневматических приводов. В то же время некоторые цистерны главного балласта (№№ 2, 12 и 13) имели вместо кингстонов шпигаты. Цистерна № 14, являвшаяся минно-балластной, также не имела кингстонов и заполнялась через люки для сбрасывания мин. Крышки люков открывались с помощью электрических приводов.

ПЛ типа "К"Прочный корпус разделялся переборками на 7 отсеков. Переборки между первым и вторым, вторым и третьим, пятым и шестым отсеками были сферическими, между третьим и четвертым - плоская (рассчитанная на такое же давление), между четвертым и пятым, шестым и седьмым отсеками - также плоскими, но рассчитанные на давление лишь в 2 атм. Торцевые переборки были сферическими, из литой стали.
Четыре из отсеков - носовой, третий и два кормовых (шестой и седьмой), разделенные только легкой переборкой) - представляли собой отсеки-убежища, оборудованные постами аварийного продувания главного
водяного балласта.

В первом отсеке находились 6 торпедных аппаратов (принцип их расположения тот же, что у ПЛ типа "Декабрист"). Они отличались от предшествовавших конструкцией отдельных узлов и системой крепления.
Для открывания передних крышек носовых торпедных аппаратов впервые применялся электропривод, дублированный ручным приводом. Устанавливалась электрическая коробка-автомат для залповой и одиночной стрельб. Здесь же находились на стеллажах 10 запасных торпед. В отсек могли быть дополнительно приняты еще 4 торпеды, помещавшиеся в специальных пеналах под нижними торпедными аппаратами, что несколько усложняло обслуживание торпедных аппаратов.
В верхней части отсека имелся торпедопогрузочный и входной люк. В носовой части отсека устанавливались приводы к брашпилю и горизонтальным рулям с электродвигателями. Носовые горизонтальные рули могли складываться вдоль бортовой надстройки. В кормовой части отсека находился пост продувания главного балласта. В отсеке имелись койки для личного состава. В трюмной части отсека были расположены дифферентная, торпедозаместительные и провизионные цистерны.

Второй отсек был отведен под кают-компанию и одноместные каюты командирского состава. У его носовой переборки стояли водяной насос, холодильная машина для провизионки первого отсека и гирокомпас. Ниже в герметичной аккумуляторной яме были расположены 2 носовые группы аккумуляторных батарей по 60 элементов. Под ними размещались топливные цистерны.

В третьем отсеке
находился центральный пост. Здесь было сосредоточено управление системами погружения и всплытия, сжатым воздухом, горизонтальными и вертикальным рулями, аварийным продуванием главного балласта, а также дифферентовкой, откачкой воды из уравнительных цистерн и всех трюмов. В отсеке размещались также радиорубка с коротковолновыми станциями большой мощности (на испытаниях была установлена устойчивая радиосвязь между Балтикой и Тихим океаном), гидроакустическая рубка с шумопеленгаторной установкой "Марс" и штурманский пост. Имелись 2 воздуходувки и 2 водяных насоса - один с большой подачей, другой - такой же, как во втором отсеке. Под центральным постом управления находился артиллерийский погреб и минно-балластная цистерна.
Над отсеком была укреплена прочная рубка в виде горизонтального цилиндра диаметром 2340 мм, закрытого на торцах сферическими переборками. В ней размещался главный командный пункт, который был оборудован репитером гирокомпаса, двумя перископами (командирским и зенитным) повышенной светосилы с приспособлением для фотосъемки, приборами торпедной стрельбы. Рубка могла быть использована как щлюзовая камера.

Четвертый отсек был отведен под кубрик и кают-компанию старшин. Здесь были электрокамбуз и провизионная цистерна. В аккумуляторной яме находились 2 кормовые группы АБ по 60 элементов каждая. Все группы (носовые и кормовые) аккумуляторов имели только параллельное соединение. Была применена как общеямная, так и индивидуальная (для каждого элемента) вентиляция АБ. Для сжигания выделяющегося водорода имелись приборы "К-5".
В носовом трюме отсека размещался артиллерийский погреб. В отсеке находились также компрессор воздуха высокого давления и вытяжной вентилятор.

В пятом отсеке
стояли 2 дизельных двухтактных, реверсивных, бескомпрессорных двигателя надводного хода типа "9ДКР" мощностью по 4200 л.с. при 400 об / мин. с обслуживающими их механизмами. Подобные мощные дизели ранее в советском подводном кораблестроении не применялись. Для них были созданы компактные ротативные приводные компрессоры, обеспечивающие надежную работу дизелей. С линиями двух валов дизели были соединены гидравлическими муфтами, которые гасили их крутильные колебания.
Нижнюю часть отсека занимали масляные цистерны.

В шестом отсеке были расположены 2 главных гребных двухъякорных электродвигателя "ПГ-11" по 1200 л.с. при 235 об / . Тут же находился дизель-генератор "38К-8" мощностью 800 л.с., предназначенный для зарядки АБ и плавания в надводном положении экономической скоростью. Наличие его (что впервые применялось для выполнения подобных задач на советских ПЛ) способствовало сохранению ресурса главных дизелей. Дизель-генератор мог быть использован для максимального повышения надводной скорости при совместной работе на гребные валы с главными дизелями и главными гребными электродвигателями.
В отсеке находились также второй компрессор ВВД и койки личного состава.

В седьмом отсеке были установлены 2 торпедных аппарата (по горизонтали), электромоторы с приводами к кормовым горизонтальным и вертикальному рулям.
В верхней части отсека был входной люк. В отсеке имелись койки для личного состава.

В надстройке легкого корпуса в корме установили еще 2 торпедных аппарата. Торпеды в кормовые аппараты принимались через их передние крышки, причем для загрузки нижних аппаратов (седьмого отсека) требовалось придать ПЛ дифферент на нос. На верхней палубе у ходовой рубки стояли впереди и позади ее по одному 100- мм орудию (с увеличенной дальностью стрельбы по морским береговым целям и возможности ведения огня по самолетам при угле возвышения до 45 градусов), а на мостике над боевой рубкой - в орудия калибра 45-мм (зенитные полуавтоматы). Снаряды к орудиям подавались вручную из прочных кранцев (герметичных ящиков, установленных вблизи орудий) и из корпуса ПЛ с помощью элеваторов (специальных устройств в виде шахт).

Сложной для проектантов оказалась проблема размещения на ПЛ мин, но минное вооружение значительно повышало ее боевые возможности. Обычно при оборудовании на ПЛ минного устройства отказывались (как это было на ПЛ типа "Ленинец") от кормовых торпедных аппаратов, устанавливаемых в прочном корпусе. Однако крейсерская ПЛ имела в корме 2 торпедных аппарата в прочном корпусе и 2 - в надстройке. Стремление конструкторов сохранить на ПЛ кормовые ТА полностью оправдались. Последующий опыт Великой Отечественной войны показал, что 25% атак советские ПЛ выполняли, применяя кормовые ТА (которых, кстати, не имело большинство германских ПЛ).
В отличие от подводного минного заградителя типа "Ленинец" на ПЛ серии XIV спроектированные для них мины "ЭП-36" были расположены не в кормовых минных трубах, а в специальной минно-балластной цистерне.

Они перемещались в ней на роликах по рельсам электролебедками и при постановке сбрасывались с помощью ручного рычага под киль через люки, игравшие одновременно роль кингстонов для заполнения цистерны забортной водой при погружении.
Рукоятка рычага была выведена на пост управления сбрасывания мин. Минно-балластная цистерна имела входной люк для проникновения в нее и верхние люки для погрузки мин.

Миносбрасывающее устройство, длительное время отрабатывавшееся на ПЛ "Форель" (типа "Барс") БФ, имело преимущество по сравнению с теми устройствами, что применялись на иностранных ПЛ. Замена наклонных минных колодцев, постоянно сообщенных с заборной водой, минно-балластной цистерной обеспечивала лучшую защиту мин от внешних повреждений и позволяла периодически проверять в надводном положении их состояние. Вместе с тем многократное смачивание и осушение мин и всего устройства при погружении и всплытии ПЛ вызывало их ускоренную коррозию и способствовало попаданию посторонних предметов в механизмы минного устройства и его возможному засорению. В случае неисправности приводов крышек люков минно-балластной цистерны заполнение ее забортной водой могло значительно отставать от заполнения остальных цистерн главного балласта. В подобном случае ПЛ была способна приобрести не только нулевую, но даже отрицательную остойчивость. Кроме того, сбрасывание мин через сравнительно узкий люк перпендикулярно потоку воды, омывающей корпус ПЛ, не исключало опасность их заклинивания при деформации рельсов или повреждении миносбрасывающего устройства. Мина могла произвольно вывалиться из люка в незапланированном месте от вибрации при увеличении скорости ПЛ, от изменения гидродинамического давления, на циркуляции. В случае преждевременного отделения якоря мины, что теоретически было возможно, она, имея положительную плавучесть, скользила бы вдоль корпуса ПЛ к ее винтам, а это грозило взрывом. Практика подтвердила, что подобные опасения были не напрасны.
В октябре 1941 г. головная ПЛ серии XIV "К-1" СФ (командир капитан 2 ранга М.П.Августович), вышедшая на постановку минных банок, попала в жестокий шторм. Крен доходил до 55 градусов. Был обнаружен стук в минно-балластной цистерне.

ПЛ типа "К"28 октября подводники приступили к минной постановке в проливе Магерейсунд. Первые 5 мин были поставлены хорошо. Акустик фиксировал выход каждой из них из люка, разрыв петарды (т.е. отделение мины от якоря) и всплытие с грунта по шуму разматываемого минрепа, а затем минное устройство вышло из строя - оборвался трос электролебедки левого борта Две мины застряли в люке, заклинив рычаг сбрасывания. При следующем движении ПЛ они самопроизвольно вывались из цистерны.
В надводном положении подводники проникли в цистерну и обнаружили, что большинство мин во время шторма соскочило с рельсов и развернулось. Это и явилось причиной обрыва троса лебедки. Мины правого борта удалось установить на рельсы и подготовить к постановке, оставшиеся 5 мин левого борта пришлось разоружить, закрепив по-штормовому.
Как выяснилось позже, причиной была деформация рельсовых путей мин, вызванная деформацией самого корпуса ПЛ.

ПЛ "К-3" КБФ, направленная после начала войны для минной постановки в район острова Борнхольм, выполнить задачу не смогла по техническим причинам.
Герой Советского Союза И.А.Колышкин справедливо указывал на более высокую надежность минного устройства ПЛ типа "Ленинец" по сравнению с устройствами на ПЛ типа "К". Конструктор подводных крейсеров М.А.Рудницкий также отметил, что их минное устройство продолжало дорабатываться и в ходе войны.
В то же время конструкторы позаботились об улучшении обитаемости подводного крейсера. Каждый краснофлотец и старшина имел свою койку, каждый из командиров - отдельную каюту. Были оборудованы душевые для личного состава. Подобного не было на ПЛ предшествовавших типов и серий.
Имелись 2 электроопреснителя воды производительностью по 40 литров в час каждый и электрокамбуз. Впервые в отечественном подводном кораблестроении использовались рефрижераторная фреоновая установка для провизионной цистерны.
27 декабря 1936 г. на одном из судостроительных заводов Ленинграда были заложены первые ПЛ серии XIV, предназначавшиеся для Северного флота. Они получили литерно-цифровые наименования "К-1" , "К-2" и
"К-3".

При строительстве ПЛ типа "К" был максимально использован накопленный опыт подводного кораблестроения. В конструкции и технологии постройки применялись последние достижения кораблестроительной науки и техники. Если прочный корпус ПЛ был клепаным, то легкий - полностью сварным. Электросварка применялась также при изготовлении внутренних переборок прочного корпуса, надстройки, цистерн, фундаментов механизмов.
Первые 2 ПЛ типа "К" были спущены на воду 29 апреля 1938 г. Во второй половине 1939 г. начались приемные испытания. Время погружения головной ПЛ "К-1" из крейсерского положения до перископной глубины в период испытания находилось в пределах 50-60 секунд. Запас плавучести ПЛ типа "К" составлял 41,4%. Время всплытия из подводного положения в крейсерское не превышало 10 минут.
ПЛ показали хорошие маневренные качества, устойчивость на курсе. Однако на большой волне они начинали зарываться в воду. Для устранения этого дефекта в носовой части легкого корпуса были сделаны наварные полые горбообразные наделки, увеличившие развал бортов.

Кроме того, приемная комиссия отметила несовершенство системы постановки мин, а также погрузки торпед, особенно в кормовые торпедные аппараты, на что уходило 6 - 8 часов. Обнаружилась большая шумность механизмов и заливание шахт подачи воздуха к дизелям. Потребовалось усовершенствовать клапаны дизелей и некоторых деталей воздушной арматуры.
ПЛ типа "К" не имели позиционного положения, т.к. выхлопные отверстия газоотводов дизелей были расположены в непосредственной близости от их ватерлинии.
Несмотря на отдельные недостатки, приемная комиссия сделала следующее заключение: "ПЛ находится на современном техническом уровне и по своим тактическим элементам значительно превосходит зарубежные ПЛ подобного типа, в особенности по вооружению и скоростям. Самая мощная и самая быстроходная".
26 мая 1940 г. ПЛ "К-1" и "К-2" вступили в строй. В июле того же года они прибыли на Северный флот.

ТАКТИКО - ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ ПЛ ТИПА "К"
(КРЕЙСЕРСКАЯ ) СЕРИИ XIV

Водоизмещение 1500 т / 2117 т
Длина 97,6 и
Ширина наибольшая 7,4 м
Осадка в надводном положении 4,07 м
Число и мощность главных дизельных двигателей 2 х 4200 л.с.
Число и мощность главных электродвигателей 2 х 1200 л.с.
Скорость полная надводная 22,5 уз
Скорость полная подводная 10 уз
Дальность плавания полной скоростью 2400 миль (10 уз)
Дальность плавания надводной экономической скоростью 16500 миль (9 уз)
Дальность плавания подводной экономической скоростью - 175 миль(3 уз)
Автономность 50 суток
Рабочая глубина погружения 80 м
Предельная глубина погружения 100 м
Вооружение: 6 носовых ТА, 2 кормовых ТА, 2 ТА в надстройке
Боезапас 24 торпеды
2 орудия калибра 100 мм (400 снарядов)
2 орудия калибра 45 -мм (1100 снарядов)
20 мин в двух минно-балластных цистернах

При сравнении с тактико-техническим заданием ПЛ типа "К" имели более высокие показатели по надводной скорости (на 1,5 уз) и дальности надводного плавания экономической скоростью (на 1500 миль).
При относительно ограниченном водоизмещении советские ПЛ - крейсеры располагали достаточно высокими для своего времени боевыми возможностями и были способны действовать в течение длительного времени на значительном удалении от своих баз. Не случайно, как отмечал адмирал А.Г.Головко, командовавший СФ в годы войны, океанские ПЛ типа "К" неизменно вызывали зависть у наших союзников. Американские и британские ПЛ аналогичного типа значительно уступали им в вооружении, скорости и дальности плавания. Германия подобные ПЛ до конца 1943 г. не строила. Первая германская крейсерская ПЛ серии XXI вышла в свой первый боевой поход лишь в апреле 1945 г.

ПЛ типа "К"Подводные лодки типа "К" серии XIV были по достоинству оценены советскими подводниками. Их любовно называли "катюшами". Свидетельствует Герой Советского Союза И.А.Колышкин: "Катюши" - великолепные подводные крейсера, которые могут сделать честь флоту любой нации. Эти корабли… очень мореходны, обладают большой автономностью, что позволяет им действовать в океане, далеко от своих баз. Соответствует этим задачам и вооружение". Герой Советского Союза И.В.Травкин вспоминает, что впервые увидев крейсерскую ПЛ, он "… невольно залюбовался ее мощным и в то же время легким, изящным корпусом". "Стою и смотрю как зачарованный, забылись и холод, и ветер. Какая она огромная!" - пишет И.В.Травкин.
Массивная рубка, широкий мостик, 4 орудия, в том числе 2 могучих "сотки". Я знаю, что у "катюши" 10 торпедных аппаратов, большой запас торпед, превосходная скорость - в надводном положении она может померяться в быстроте хода с некоторыми миноносцами.
До начала Великой Отечественной войны были введены в строй еще 4 ПЛ серии XIV - "К-3", "К-21", "К-22" и "К-23", Первоначально их зачислили в состав КБФ. Однако предполагалось в мае-июне 1941 г. ПЛ "К-21", "К-22" и "К-23" перевести по Беломорско-Балтийскому каналу в Заполярье, а затем Северным морским путем - на Тихий океан. Но лишь в конце июня они по решению Государственного Совета Обороны были направлены на Север. Еще 6 ПЛ серии XIV война застала на стадии постройки в Ленинграде. Это были ПЛ "К-51", "К-52", "К-53", "К-54", "К-55" и "К-56", предназначавшиеся для ТОФ.

17 января 1941 г. командир ПЛ "С-55" ТОФ капитан-лейтенант Л.М.Сушкин обратился с письмом к И.В.Сталину, предложив вариант перевода ПЛ типа "К" из Полярного во Владивосток своим ходом без пополнения топлива по маршруту: Атлантический океан, мыс Доброй Надежды, Индийский океан, Зондский пролив, Яванское море, Южно-Китайское море, Желтое море, Корейский пролив, Японское море. Автор письма считал, что для преодоления пути протяженностью 16500 миль потребуется 68 суток непрерывного надводного хода 10-узловой скоростью. Усиленный запас топлива на ПЛ серии XIV составлял 240 т. В ЦК ВКП (б) отнеслись внимательно к предложению капитан-лейтенанта, касавшемуся усиления советских подводных сил на Тихом океане. Главному штабу ВМФ было предписано немедленно выполнить необходимые расчеты. Однако они показали, что для такого автономного плавания потребуется еще около 100 т топлива (из-за вероятной необходимости в условиях военной обстановки периодического увеличения надводной скорости, плавания в подводном положении, что требовало около 20 подзарядов аккумуляторной батареи. Принять интересное предложение Л.С. Сушкина не представилось возможным. В состав ТОФ ПЛ типа "К" серии XIV не поступили, но в Заполярье они воевали очень активно. Герой Советского Союза И.А.Колышкин писал: "За Нордкапом, в Норвежском море, действуют рыцари дальних коммуникаций - подводные крейсеры. Они выходят в грозном триединстве своего оружия - торпедного минного, артиллерийского". В декабрьском боевом походе 1941 г. ПЛ "К-22" под командованием капитана 3 ранга В.Н.Котельникова ставила в надводном положении минные банки в проливе Рольвсёсунд, ведущих к порту Гаммерфест ( здесь потом погиб транспорт противника "Штейнбек" (2185 брт). Затем артиллерией было уничтожено судно "Вейдинген" (200 брт), сначала оно загорелось, а затем затонуло.
В следующем походе 19 января 1942 г. В.Н.Котельников обнаружил в перископ в бухте. Берлевог стоявший без хода сторожевой корабль. Одна из выпущенных торпед поразила цель - транспорт "Мимона" (1147 брт) получил серьезные повреждения. Со сторожевым кораблем командир решил разделаться с помощью артиллерии. ПЛ "К-22" быстро всплыла на поверхность и вторым залпом накрыла СКР противника. Тот затонул. Вблизи ПЛ взметнулись высокие столбы воды - это стреляла береговая батарея. Но позади тонущего судна было обнаружено еще одно судно. Огонь был перенесен на него. Пароход "Вааланд" (106 брт) также пошел на дно. Дав ход обоими дизелями, В.Н.Котельников вывел свою ПЛ в открытое море.

3 декабря 1941 г. в пролив Бустансунд (между полуостровом Порсангер и островом Рейнё) скрытно проникла ПЛ "К-3" под командованием капитан-лейтенанта К.И.Малафеева. Вскроре им был обнаружен конвой, направлявшийся в Гаммерфест. Он состоял из транспорта "Альткирх" (4713 брт) и трех кораблей ПЛО.

На перископной глубине с дистанции 17 каб командир ПЛ произвел четырехторпедный залп с временным интервалом 9 с из носовых торпедных аппаратов. Подводники слышали 2 глухих взрыва - предположительно был поврежден транспорт. Однако противник обнаружил ПЛ и начал ожесточенное бомбометание. ПЛ "К-3", погружаясь на 60 -метровую глубину, неожиданно ударилась о подводную скалу, хотя, судя по навигационной карте, глубина должна быть не менее 115 м. Мощными взрывами подводный крейсер резко подбросило вверх, а затем швырнуло на дно. От разрывов глубинных бомб и несколько ударов о скалистый грунт потекли междубортные цистерны, Соляр, поднимаясь на поверхность, демаскировал ПЛ. Находившийся на борту командир дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.И.Гаджиев принял решение всплывать и навязать противнику артиллерийский бой. Как только продули главный балласт, и ПЛ "К-3" показалась на поверхности, М.И.Гаджиев и командир ПЛ К.И.Малафеев стремительно поднялись по трапу на мостик. Прямо на ПЛ строем фронта шли противолодочные корабли. "К-3" дала полный ход. Неожиданно отказал правый дизельный двигатель - возможно, в топливо попала забортная вода. Один из кораблей противника открыл огонь из орудия и двух скорострельных автоматов. Но наши подводники быстро добились прямого попадания. Скрылся под водой объятый пламенем и черным дымом корабль ПЛО "UJ-1708" ("Фёрер") , другой корабль - "UJ-1403" ("Мекленбург") получил серьезные повреждения. Уцелевший корабль "UJ-1416", круто развернувшись, обратился в бегство.
В течение 265 минут были результативно израсходованы 42 снаряда калибра 100-мм и столько же снарядов калибра 45-мм. ПЛ "К-3" принесла советским подводникам первую победу в артиллерийской дуэли с германскими кораблями ПЛО.

Весьма эффективным оказалось применение крейсерскими ПЛ СФ минного оружия. Первой произвела постановку мин у острова Вардё 10 сентября 1941 г. ПЛ "К-2" (командир капитан 2 ранга В.П.Уткин). На них подорвался и получил повреждения транспорт "Акка" (2646 брт).
На минах, поставленных ПЛ "К-1" под командованием капитана 2 ранга М.П.Августовича, нашли свой конец транспорты "Конг Нирг", "Ингвар Нильсен", "Курцзее", "Роберт Борнхофен" суммарным тоннажем 12000 брт, сторожевые корабли "V-6116" ("Убир") и "V-6117" ("Черускер"), получил повреждения танкер "Конгсдаль" 9959 брт).
От подрыва на минах, поставленных ПЛ "К-21" под командованием капитан-лейтенанта А.А.Жукова, противник лишился транспорта "Бессхайм" (1174 брт) и корабля ПЛО "UJ-1110", получил повреждения транспорт "Ригель" (3828 брт).
На минах, поставленных ПЛ "К-23" под командованием капитана 3 ранга Л.С.Потапова, погибли транспорты "Флотбек" (1930 брт), "Бирк" (3664 брт), "Асунцион" (4626 брт) и судно-ловушка "№ 18" ("Альтенланд").

В общей сложности на боевом счету ПЛ типа "К" серии XIV насчитывалось 37 потопленных судов общим водоизмещением 82597 брт и 20 боевых кораблей и вспомогательных судов, были повреждены8 судов (35126 брт) и 4 корабля противника.
ПЛ этого типа уничтожили:
- торпедами 16 транспортов (43195 брт), 5 боевых кораблей и 4 вспомогательных судна;
- на минах, выставленных ПЛ типа "К", погибли 12 судов (33997 брт) и 5 боевых кораблей;
- потоплены артиллерией 9 транспортов (5405 брт), 3 боевых корабля и 3 вспомогательных судна.

ПЛ "К-21" СФ и ПЛ "К-52" КБФ были награждены орденом Красного Знамени; ПЛ "К-22" СФ удостоилась гвардейского звания.
Краснознаменная ПЛ "К-21", атаковавшая под командованием Героя Советского Союза капитана 2 ранга Н.А.Лунина 5 июля 1942 г. из кормовых торпедных аппаратов германский мощнейший линкор "Тирпиц", была поставлена на вечную стоянку в Кольском заливе как мемориал морякам-подводникам и труженикам советского подводного кораблестроения.
Имя создателя первых советских подводных крейсеров - "Михаил Рудницкий" - носило вспомогательное судно КЧФ.

МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВИЧ РУДНИЦКИЙ
(27 марта 1897 г. -

Квартиру, в которой много лет жил Михаил Алексеевич Рудницкий, теперь занимает семья его дочери. Инна Михайловна Рудницкая сберегла некоторые книги отца. Вот подарок Военно-морской академии - труд А.Н.Радцига "Новейшие течения в развитии тепловых двигателей". Надпись: "Михаилу Рудницкому, красному инженеру 1-го выпуска Военно-морской академии РККФ от академии. Начальник академии В.Викторов. 14 октября 1923 г."

Есть старые документы, например, послужной список отца будущего подводника - старшего штатного контролера Олонецкого акцизного управления Алексея Алексеевича Рудницкого, по совместительству командира 4-й роты 24-й пешей Олонецкой дружины государственного ополчения, зауряд-капитана, участника русско-японской и Первой Мировой войн. Список говорит о том, что Рудницкий-старший честно служил своей стране.
Зауряд-офицерами в российской армии называли военнослужащих, занимавших офицерскую должность, но не имевших офицерского чина.
И его сын рано начал готовиться к военной службе. Удостоверение, выданное Вытегроским военно-спортивным комитетом, свидетельствует: "Михаил Рудницкий, родившийся 27 марта 1897 г., прошел курс допризывной подготовки и сдал испытание в объеме программы… Кроме программы допризывной подготовки названное лицо обучено плаванию, хождению на лыжах, стрельбе в цель из винтовки военного образца, езде на велосипеде, верховой езде". Таким образом, в Морское инженерное училище Рудницкий явился отнюдь не зеленым новичком.

Инна Михайловна разворачивает театральную афишу, набранную старинными шрифтами: "Театр "Пиковая дама". В среду 25 августа 1922 г. открытие зимнего сезона. Оперетта Рикарди "Фру-Фру" - комедия Махуркевича "Как волка ни корми". В списке исполнителей - артистка Левашова. - "Это сценический псевдоним моей матери… Она занималась в хореографическом училище, хотела стать балериной, но повредила ногу. Травма оказалась настолько серьезной, что ей пришлось проститься с мечтой о балете.
Тогда она пришла в драматическую труппу. Не исключено, что молодой красивый инженер Рудницкий впервые увидел свою будущую жену и мою мать на сцене. Могло быть и иначе. Родителя меня в это не посвятили…
Инна Михайловна Рудницкая пообещала написать несколько страниц об отце и вскоре прислала свои записки. Прочитав, я решил ничего не править. Вот они: "Одержимость… Это первое и главное, что запомнилось в отце. Почти фантастическая одержимость своим Делом, своей Работой. Ощущение масштабности и важности, даже необходимости деятельности отца присутствует уже в самых ранних моих воспоминаниях. Конечно, "взрослые" разговоры были мне тогда не интересны, и суть отцовской работы долго оставалось недоступной. Речь, повторяю, идет лишь о впечатлении, сильном и стойком. Безграничная поглощенность Делом была чертой отцовского характера. И еще вытекавшее отсюда качество: бескомпромиссная принципиальность во всем, что относилось к работе.

Отец был в обиходе человеком очень мягким. В семье беспрекословно диктаторствовала мать. Разносторонне талантливая и обаятельная женщина, она обладала сильным характером, ее жестковатой воле все подчинялось в нашем доме. Отец уступал ей практически во всем. Не перечил и моим детским капризам. Даже наша собака, овчарка "благороднейших" кровей, не очень-то слушалась его, уверенная в своей безнаказанности. Но когда речь заходила о Деле, отец преображался. Внешней бесхарактерности как не бывало. Мне как-то приходилось наблюдать это явление при споре отца с его товарищами по работе. Черты его лица стали резче, голос приобрел совершенно новое для меня звучание. Привыкшая к его мягкой доброте, я восприняла это как нечто неприятное. Вероятно, отцу, при его природной доброте, выдерживать подобный тон было нелегко. Но он стойко защищал свои позиции.

Мои воспоминания об отце поневоле отрывочны. Как правило, когда он уходил на работу, я еще спала, возвращался - я уже засыпала. И чем дальше, тем все более поздними становились возвращения, все более редкими - выходные дни. Со временем он практически приходил домой только отсыпаться.
Помнится один праздничный или просто выходной день. В комнате светло, пахнет свеженатертым полом и промерзшими дровами. Отец только что принес охапку из сарая и затопил печь. (Кстати, он не любил никакого домашнего рукомесла и "умелыми руками" не обладал: даже открывание консервной банки частенько заканчивалось травмой, а вот печь он топил и костры разжигал очень ловко). Мы трое: отец, мать и я стоим у окна и смотрим, как валятся густые снежные хлопья в колодец двора. Кто-то замечает, что вверху на фоне облачного неба снежинки кажутся темными, а чем ниже, тем белее и пушистее. И всем нам очень хорошо.
Иногда доводилось засыпать под домашние концерты с участием отца. Он играл на виолончели. Играл по-любительски, сложные пассажи давались ему с трудом. Мать аккомпанировала на пианино более бегло и частенько приостанавливалась, поджидая отстающего "солиста". А я по-детски жалела отца, видя, как он "мучается", как искажается от артистических усилий его лицо.
Я очень любила, когда отец выкраивал время и читал мне вслух. Излюбленными отцовскими авторами были Гоголь и Салтыков-Щедрин. "Вечера на хуторе близ Диканьки" мне так и запомнились в его чтении в своеобразном сочетании гоголевской малороссийской интонации и вытегорского "якающего" произношения отца. Из "Мертвых душ" неоднократно читались отрывки о посещении Чичиковым Собакевича и Плюшкина.
Он был моряком по призванию. Это сказывалось даже в его речи, пестревшей морскими словечками: "банка" (скамейка и даже стул), палуба, гальюн, компас…

По желанию отца выбиралось обычно и место летнего отдыха, на морском побережье, в малонаселенных краях. Вся наша семья очень любила лес и походы за грибами. Сбором ягод, насколько я помню, никогда не увлекались. Частенько ходили в лес с ночевкой.
Тогда отец и показывал класс в выборе места для бивака, сооружении шалашей и разведении костра, который должен был потихоньку гореть всю ночь. Помню один дальний выход. Была взята напрокат лошадь с таратайкой. С лошадью отменно управлялась мама и бабушка, в прошлом увлекавшиеся верховой ездой. На место - лесную опушку - приехали уже в сумерках.
Помню большой костер, летящие вверх искры, тесные кроны сосен, много-много звезд… В кустах ворочается и вздыхает лошадь, где-то рядом снует ошалелая от воли собака… Отец суетится по другую сторону костра, спешит соорудить шалаш, в котором я должна была спать.
В жаркие дни время обычно проводили на пляже, уходя туда на весь день. Море тут мелкое, вода хорошо прогревалась, и мне разрешалось там плескаться почти без ограничений. Отец хорошо плавал, для этого ему приходилось уходить далеко от берега, что всегда вызывало беспокойство близких.

Благодаря отцовским рассказам наше неяркое море, сосновые рощи на побережье, невысокие дюны, поросшие серо-голубой жесткой травой, навсегда сохранили для меня вкус высокой романтики. Позднее на эти детские впечатления наложилось вторичное, и в первую очередь от фильма "Мы из Кронштадта", затем с восторгом мною прочитанный его литературный сценарий и другие пьесы и повести В.Вишневского.
Возможно, потому что Вишневский и мой отец принадлежали к одному поколению, хорошо знали и любили флот и Балтику с ее революционной героикой, в моем сознании они встали рядом, и произведения писателя - бойца и моряка - особым образом подсвечивали для меня повседневный образ отца. Таким я его больше всего любила и гордилась им.
Международная обстановка осложнилась. У отца практически не было времени ни для семьи, ни для отдыха . Внутреннее напряжение не оставляло его. Он работал до поздней ночи, почти без выходных, из отпуска его постоянно отзывали. Отошли в прошлое музыкальные упражнения. Мир искусства, чтение, даже природа - все заслонилось делом, которому отец отныне без остатка отдавал свои силы.
В последние предвоенные годы на даче он появлялся редко и ненадолго. Раз или два приезжал со своими друзьями. Мне запомнилось, как однажды готовились к приему особенно почетного гостя. Это был, вероятно, А.Н.Гарсоев.
Инженер-контр-адмирал Михаил Алексеевич Рудницкий по праву занимает видное место в "созвездии" ПЛ "Декабрист".

9 августа 1921 г. из Архангельска вышла крохотная шхуна "Шарлотта" водоизмещением всего 80 тонн. Двигатель работал плохо, потому, едва простившись с буксиром, который вывел суденышко на простор Северной Двины, капитан И.Ф.Воронин приказал поднимать паруса. Сильно накренившаяся "Шарлотта" побежала по Белому морю… дул холодный ветер, давно ушли вниз руководитель экспедиции Р.Л.Самойлович, ботаник Назаров, почвовед Маляревский и все другие ученые. Кутаясь в ветхую шинелишку, укрывшись за рубкой - там менее пронизывал студеный ветер, -долго стоял ассистент Самойловича 24-летний моряк Михаил Рудницкий. Он любуется Белым морем, зеленоватыми холодными волнами. Он впервые попал на Север, и все ему в диковинку. Через 21 год он вновь окажется на Севере, но совсем в другом качестве.
Он пойдет на конструированном и построенном под его руководством могучем подводном корабле, самом большом в советском флоте и одном из самых крупных в мире. И невольно вспомнит маленькую "Шарлотту", ее слабый, вечно ломающий движок с калильными шарами. Поскольку он был ненадежен, его старательно берегли, использовали только при швартовках, при проходе узостей…

За год до рейса "Шарлотты" при Высшем Совете Народного хозяйства была создана Северная научно-промысловая экспедиция (от ее ведет свою историю прославленный "штаб полюсов" - Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт). В программе экспедиции - работы на Новой Земле. Туда и бежит "Шарлотта" августовским днем 1921 г. Позади хлопоты по организации ре1са, труднейшая работа по снабжению экспедиции всем необходимым. Вспоминая годы молодости, инженер -контр-адмирал в отставке Михаил Алексеевич Рудницкий напишет спустя более чем полвека:
"Членам экспедиции пришлось много потрудиться, добывая имущество и продукты в Петрограде, Москве, Архангельске. Все доставалось с большим трудом и проволочками, Много времени было затрачено на погрузку и размещение всего этого на шхуне".
В горле белого моря "Шарлотта" попала в жестокий шторм и трое суток отстаивалась у острова Моржовец. Едва стих ветер, И.Ф.Воронин -впоследствии знаменитый ледовый капитан - повел шхуну из белого моря в Баренцово. Вскоре достигли Новой земли, и экспедиция сошла на берег, познакомилась с немногочисленными жителями, в том числе с Тыкой Вылкой, который потом стал председателем Новоземельского Совета. На острове Пуховый увидели самый большой на Новой Земле птичий базар. Как вспоминал Рудницкий, "он располагался на обрывах скал высотой более 50 метров. На верхнем ярусе гнездились кайры, нижний же занимали чайки и другие птицы. При нашем приближении кайры в большинстве случаев сидели спокойно.
Около них лежали яйца без какой-либо подстилки или пищали птенцы". Товарищи попросили Рудницкого выстрелить из ружья. Он с юмором описывает, что произошло после этого, как "померк дневной свет" от взлетевших птиц и как были наказаны люди, столь неосторожно вспугнувшие сотни тысяч птиц… "Местные жители, -вспоминал Рудницкий, - бьют кайр палками на корм собакам, собирают яйца для отправки в Архангельск в бочках, где они используются при производстве мыла. Яйца кайр больше куриных и имеют коническую форму и зеленоватый цвет с белыми крапинками.

При поджаривании яичницы их белок становится прозрачным и не белеет, как у куриных яиц. Мы с удовольствием ее ели". Как отличалась эта первая советская экспедиция в Арктику от современных нам! Крохотное суденышко, одна кормовая каюта, где всего 2 койки - для капитана и для начальника экспедиции. Экипаж - в носовом кубрике. Все остальные члены экспедиции жили в трюме, где стояла плитка, над которой колдовал кок - белокурая эстонка. В первый же день плавания она попотчевала экспедицию супом … на морской воде. Есть ее никто не смог. Призвали кока к ответу. Смешно путая русские и эстонские слова, она заявила, что так поступают на ее родине в рыбачьем поселке - экономят соль. С трудом растолковали ей существенную разницу в солености вод Балтийского и Белого морей.

В середине августа "Шарлотта" встала на якорь в ледовой бухте. Начались поиски каменного угля. Группы, на которые разбилась экспедиция, исходили сотни километров по Новой Земле, но угля так и не нашли. Наступил октябрь. Температура упала ниже нуля, выпал снег.
Шхуна приняла промышленников с десятками бочек добытого ими и засоленного гольца - крупной северной рыбы. Готовили их под засол гольцов очень просто: в открытую бочку бросали горящую паклю. Вспыхивал огонь, валил дым. Как только цвет дыма менялся - это означало, что горят уже не остатки бензина, а сама бочка - ее накрывали крышкой. Огонь задыхался. Вот и все. Не оставалось ни следов бензина, ни запаха. В этом участники экспедиции убедились сами, купив у промышленников бочку гольца.
В середине октября "Шарлотта" благополучно отшвартовалась в Архангельске. Зимой 1921 - 1922 гг. в Москве организовали выставку по итогам работы всех отрядов Северной экспедиции. Рудницкий бережно хранил фотографию тех времен, сделанную в общежитии, где размещались участники походов. На снимке Самойлович и будущий знаменитый ученый-полярник О.Ю.Шмидт, художник и друг Георгия Седова Н.В.Пинегин, уже тогда известный этнограф В.Г.Тан-Богораз. Бывший политический ссыльный, он рассказывал Рудницкому о том, как ссыльные ловили рыбу в Колыме, чтобы прокормить свою колонию… Михаил Алексеевич любил рассказывать о своих странствованиях по Новой Земле, но подчеркивал, что знакомство с Арктикой не вызвало у него желания остаться исследователем полярных широт.

Его судьба в чем-то напоминает судьбу Критского (они долго дружили). Ба учились в Морском инженерном училище, прошли школу Гражданской войны, окончили Военно-морскую академию, плавали инженерами-механиками на ПЛ. Оба трудились в одном и том же конструкторском коллективе, спроектировали и построили замечательные ПЛ. Оба стали адмиралами.
С 1928 г. Рудницкий входил в группу людей, которая определяла, какими быть советским ПЛ. Он стал членом секции подводного плавания, которую в НТК возглавлял А.Н.Гарсоев. Внешне эти люди были полной противоположностью, однако хорошо ладили и вдвоем успевали сделать много.
С Б.М.Малининым Рудницкий познакомился лет за 5 до того, но с 1928 г. они встречались систематически сначала в НТК, на разных заседаниях, а потом в одном конструкторском коллективе. Вот он нескладный долговязый "реалист" из захолустной Вытегры, шагающий по улицам Петрограда, предреволюционного 1916 г., маленький пароходик, доставивший Михаила в Кронштадт. Пароходик приближался к одетой гранитом крепости. Словно линкор, она плыла по морю. Корабли, краны, мачты… Открывался новый мир, тот мир, куда он давно, еще с мальчишества, стремился. Все безоговорочно пришлось по душе, в том числе и огромное здание Морского инженерного училища. Он провел два с половиной года в этой прославленной школе инженеров российского флота. В 1918 г. училище закрыли, но Рудницкий не расстался с флотом.

Сначала он служил, как и Критский, матросом на новом линкоре "Полтава", потом ушел с группой моряков на сухопутный фронт сражаться против войск генерала Юденича. Гремела канонада. Наспех сколоченная из разношерстных кораблей Онежская флотилия громила белофиннов и белогвардейцев в знаменитом Видлицком сражении. Вчерашний курсант Морского инженерного училища нес боевую вахту у паровых турбин миноносца "Уссуриец". Взрыв снаряда в артпогребе. Миноносец вышел из строя. Группу "уссурийцев", в том числе и Рудницкого, переводят на минный заградитель "Яуза"
Минзаг - колесный, но с дизелями, причем они стоят не как обычно по диаметральной плоскости, а поперек корабля. Отличная подготовка позволила, полученная в Кронштадте, позволила Рудницкому - "паровику" - успешно разобраться и в дизелях. Новое назначение - заградитель "Нарова". Корабль выполнил ответственнейшую боевую задачу - выставил минное заграждение в Финском заливе, чтобы преградить германским кораблям путь к Петрограду. В этом походе матросы с минзага "Нарова" с гордостью рассказывали Рудницкому о героических делах своего боевого товарища Железнякова, воюющего на сухопутных фронтах. Потом Рудницкий узнает, что легендарный матрос-партизан Железняк (матрос с "Наровы" А.Г.Железняков) погиб смертью героя.
Еще шла Гражданская война, но молодому советскому флоту нужны собственные инженеры-механики. - В 1920 г., -вспоминал Рудницкий, - нас, "недоучек" отозвали с флотов и флотилий на вновь созданные так называемые соединенные классы, а затем в Военно-морскую академию.

Окончив механический факультет академии, в 1923 г. военмор Рудницкий получил назначение инженером-механиком на одну из 9 ПЛ Балтийского флота - "Красноармеец" (бывшая ПЛ "Леопард"). - "Очень интересная оказалась ПЛ, -рассказывал Михаил Алексеевич. - И, в частности, вот почему… Вам известно, что такое РДП?" -"Устройство для работы дизеля под водой на перископной глубине".
-"В общих чертах так. Добавлю: РДП - весьма важное устройство, решительно улучшившее тактические качества дизель-электрических ПЛ. Считается, что его изобрели германские специалисты во время Второй Мировой войны. К сожалению, иногда еще и у нас так пишут. В ведь ни грана правды в подобном утверждении нет. Задолго до Германии подобие РПД изобрел замечательный российский подводник Николай Александрович Гудим, командир ПЛ "Акула". Еще в 1915 г. он предложил применить телескопическую трубу для судовой вентиляции и удлинить газоотводную трубу от дизелей. Это и позволило бы на перископной глубине идти под дизелями и заряжать аккумуляторные батареи. Правда, сам Гудим осуществить свою идею не успел - ПЛ "Акула" не вернулась из боевого похода. Но мысль Гудима подхватили другие командиры, в частности, Мессер -командир ПЛ "Волк" и Трофимов - командир ПЛ "Леопард". Как раз на бывшей ПЛ "Леопард" - "Красноармеец"- я и видел остатки подобного устройства.
Семь лет спустя после разговора с Рудницким Ю.М.Стволинский нашел в ЦГАВМФ фамилию офицера, который, по всей вероятности, являлся истинным автором прототипа РПД. Это был поручик корпуса инженеров-механиков флота Борис Евгеньевич Сальяр.
Окончив Московское техническое училище, он стал офицером флота. Был зачислен на службу 27 мая 1903 г., а 30 октября Сальяр - уже трюмный механик черноморского броненосца "Три святителя". Спустя 3 года его переводят на Сибирскую военную флотилию. Сальяр служит на транспорте "Алеут", затем в отряде миноносцев, один год является начальником мастерской на транспорте "Ксения".

6 декабря 1907 г., уже в звании штабс-капитана корпуса инженеров-механиков флота Борис Евгеньевич Сальяр становится механиком отряда ПЛ Сибирской флотилии, а вскоре помощником командира ПЛ "Бычок" с "оставлением отрядным механиком". Несколько позднее был "переименован в инженеры-механики старшие лейтенанты" (корпус инженеров-механиков флота ликвидировали в 1913 г.). Именно там, во Владивостоке, Сальяр и предложил столь важное для подводного флота устройство. Как механик отряда ПЛ, штабс-капитан не мог не бывать на ПЛ "Кета" - так называлась одна из ПЛ Джевецкого, спешно переделанная во время русско-японской войны офицером С.А.Яновичем. ПЛ была полуподводной - могла плавать только в полупогруженном состоянии, и потому вывод газов от бензинового двигателя Янович выполнил в виде довольно длинной трубки. Не исключено, что эта особенность ПЛ "Кета" навела Сальяра на мысль, что в полностью погруженном состоянии ПЛ может "дышать через трубку". Сальяр стал разрабатывать свое устройство. Вскоре оно было изготовлено в мастерской транспорта "Ксения", начальником которой он до того был целый год. Устройство системы Сальяра было установлено на ПЛ "Фельдмаршал граф Шереметев".
"19 октября 1910 г. ПЛ "Ф. граф Шереметев" и "Скат" выходили из Владивостока в Амурский залив на подводный ход, причем ПЛ "Ф. граф Шереметев" произвела испытание возможности хода в боевом положении под бензиномоторами, благодаря проведенным трубам отработочных (так в оригинале) газов бензиномотора выше боевой рубки, причем выяснилось, что при положении передних рулей в горизонтальной плоскости, задних же, положенных на погружение, при не свежей погоде, такое движение лодки вполне возможно".

Вот так скупо описано событие выдающегося значения. Наверное, важность его автор донесения не осознал полностью. Но он неоспоримо засвидетельствовал: РДП испытано в России за 34 года до того, как появилдись у германских подводников. ПЛ "Фельдмаршал граф Шереметев" командовал лейтенант Кейзерлинг, а вот ПЛ "Скат" … Гудим, тот самый лейтенант Гуди, будущий командир ПЛ "Акула" на Балтике. Следовательно, он был знаком и с Сальяром, и с его изобретением.
Сейчас можно лишь строить предположения, почему именно "Шереметев", а не "Скат" избрали для РДП (будем называть его именно так). По уровню боевой подготовки ПЛ "Скат" опережал ПО "Ф. граф Шереметев". Если Кейзерлинг совершил всего 22 погружения в 1909 г., пройдя под водой в общей сложности 53 мили, то Гудим погружался 36 раз, прошел под водой больше всех в отряде - 88 миль. "Ф. граф Шереметев" выпустила 29 мин (торпед), а ПЛ "Скат" - 23 раза стреляла минами.
Не исключено, что Гудим и Сальяр вместе разрабатывали устройство. Во всяком случае, знакомы они были довольно коротко: Сальяр по просьбе Гудима сконструировал для ПЛ "Скат" новую распределительную станцию небольшого размера вместо старой и громоздкой. Новая станция позволила производить больше различных переключений.

В 1914 г. или в 1915 г. Сальяра перевели на Черное море. И там сделали попытку воплотить в металл конструкцию, предложенную им. Вот еще один документ ЦГАВМФ, свидетельствующий л бесспорном приоритете России в важном деле:
"14 января 1915 г. Секретно. Флаг-капитану оперативной части штаба командующего Черноморским флотом.
Рассмотрев чертежи устройств труб вентиляторной и отработанных газов для ПЛ типа "Касатка" Сибирской флотилии, составленные инженером-механиком 2-го дивизиона старшим лейтенантом Сальяром, нахожу, что устройство это вполне обеспечивает плавание ПЛ в позиционном и погруженном положении под дизель -мотором. Поэтому прошу разрешения немедленно приступить к изготовлению этого устройства средствами мастерских транспорта "Кронштадт", после чего установить это устройство на ПЛ "Налим" и "Скат"… Что же касается ПЛ строящихся типов "Кит" и "Нерпа", то для них… чертежи упомянутого устройства должны быть выработаны Главным управлением кораблестроения. По имеющимся сведениям чертежи также еще не выработаны, так как встретились некоторые технические затруднения. Ныне в проекте старшего лейтенанта Сальяра все затруднения разрешены благополучно, почему прошу распоряжения о выработке Главным управлением чертежей на основе идеи старшего лейтенанта Сальяра и о заказе на изготовление устройства. Флаг-офицер".

Есть и другие документы, и каждый из них говорит о российском приоритете в создании РДП. Ничего этого не знали, когда беседовали с АМ.А.Рудницким. Не знал и он сам. Архивы до поры до времени ревниво хранят свои тайны. Рассказав о прототипе РПД, который он видел на ПЛ "Красноармеец", Рудницкий вернулся к событиям 1920-х годов.
Он вспомнил, как круто изменилась однажды его жизнь. Гарсоев давно обратил внимание на молодого, однако весьма знающего инженер-механика ПЛ "Красноармеец" и стал добиваться его перевода в НТК. Еще до прихода Рудницкого в НТК Гарсоев поручил ему разобраться в вопросе, имеющем чрезвычайную важность для судеб подводного флота. Едва ли \не с той поры, как появились ПЛ, у конструкторов и моряков-подволдников была заветная мечта - о едином двигателе для надводного и подводного хода. Создавались хитроумнейшие проекты. Вот почему Гарсоев, желая выяснить, есть ли у Рудницкого жилка исследователя и новатора, столь необходимая для работника НТК, поручил ему обобщить материалы зарубежной прессы по "ЕД" - единому двигателю.
Рудницкий изучил, кажется, все написанное о "ЕД". Но литературы было не слишком много, и это понятно: проблема "ЕД" была засекречена. Рудницкому пришлось собирать сведения буквально по крупицам. В результате получился настолько важный документ, что он попал на стол начальника Морских Сил РККА.

-"Обобщая и анализируя материалы, - рассказывал Рудницкий, - я привел все расчеты к ПЛ типа "Барс", а точнее к ПЛ "Пролетарий", на котором сам служил и ходил после ПЛ "Красноармеец".
Были и расчеты применительно к ПЛ "водоизмещением 900 тонн" -0так мы тогда называли уже заложенные и строящиеся ПЛ типа "Д". Я рассматривал различные предложения. С начала XIX столетия каких только попыток не делали создатели субмарин! Предлагались двигатели паровые с аккумулятором подогретой воды и с алюминиевым тепловым аккумулятором. Изобретатели пытались использовать едкий натр для аккумуляции тепла - так называемые "натронные котлы".
Или такое предложение: в замкнутом пространстве специальных котлов подводного хода сжигать нефть в кислороде. Сложно, нужна прорва кислорода. А много не запасешь - велика ли сама ПЛ?
Следующая стадия логичнее: котел, использующий кислород, полученный непосредственно на лодке химическим путем. Логичнее, но устройство невероятно сложно! Потом появился проект котла, где в струе кислорода надлежало гореть … алюминию. Но и это не все. В хронике борьбы за "ЕД" имелось даже предложение использовать в топках ПЛ гремучую смесь - смесь водорода и кислорода!
Контр-адмирал извлек несколько листков из папки. -"Вот как писали разработчики этого кошмарного метода: "Продукт горения - водяной пар может быть послан в турбину для работы". Половину ПЛ при этом занимали бы баллоны, о том, что сама система крайне опасна, и говорить не приходится. Отбросив этот мертворожденный способ, я взялся за использование дизельных двигателей под водой. Все предлагаемое оказалось очень хитроумным и все решительно никуда не годилось. В общем, тогда я склонялся к варианту горения алюминия в струе кислорода. Почему? Но это понятно: топливо для подводного хода не должно давать в остатке вредных газов. Алюминий жадно соединяется с кислородом при горении, выделяя большое количество тепла. Вот я и полагал, что такой двигатель даст возможность увеличить район плавания и скорость под водой примерно до 15 - 17 узлов. И никаких ядовитых газов в котлах. Ноя по молодости не принял во внимание одно обстоятельство - алюминий тогда стоил не многим дешевле золота…

Работа М.А.Рудницкого в НТК неизменно получала высокую оценку командования. "Аттестация за время с 15 ноября 1928 г. по 16 сентября 1929 г. на члена секции подводного плавания НТК УВМС РККА Рудницкого Михаила Алексеевича:
I. Аттестация. Хороший специалист инженер-механик. Особенно интересуется и много работает в
области теплотехники, в которой им выполнено несколько интересных и ценных работ. Вместе с тем хорошо разбирается во всех других вопросах подводного плавания, не исключая тактических, почему является весьма ценным помощником председателя секции подводного плавания по всем вопросам, входящим в круг ведения секции. Пользуется любовью и авторитетом у личного состава бригады ПЛ Балтийского моря, а также товарищей по НТК. К работе и служебным обязанностям относится весьма добросовестно. В общем - вполне соответствует занимаемой должности. 5 сентября 1929 г. Председатель секции подводного плавания А.Гарсоев.
II. Заключение прямых начальников. С аттестацией данной А.Н.Гарсоевым, согласен. М.А.Рудницкий
является прекрасным работником и отличным помощником председателя секции. Председатель НТК Н.Игнатьев. 17 сентября 1929 г.
III. Заключение аттестационной комиссии. Занимаемой должности соответствует. Председатель комиссии П.Курков. 13 мая 1930 г.
IV. Окончательное решение, утверждающее аттестацию. Утверждаю. Р.Муклевич. 20 июля 1930 г."

Работа в НТК в те годы была тесно связана с конструкторской деятельностью. Поэтому нет ничего удивительного, что Рудницкого хорошо знают в коллективе, главным инженером которого является Б.М.Малинин.
Рудницкий участвует в испытаниях ПЛ "Декабрист" и последующих ПЛ, идет на глубоководное погружение. Первое не обходится без происшествий.
-"Проскочив предельную глубину, хлопнулись на грунт, - вспоминал Михаил Алексеевич. - Подвел клапан цистерны быстрого заполнения. И загудели мы в известную всем штурманам яму". -"И что же?". -"Ничего особенного. Осмотрелись в отсеках, продулись, как у на говорят, т.е. продули цистерны и благополучно всплыли. Оказалось, всему виной конструкторская ошибка. Тарелка клапана входила в "седло" изнутри, и ее отжало давлением. Цистерна сама произвольно заполнилась. Изменили конструкцию клапана таким образом, чтобы тарелку не отжимало, а прижимало к гнезду. Пришлось много поработать и с лодками второй серии. Особенно много хлопот доставили минные устройства - две трубы, в каждой по 10 мин заграждения. Зато сами до всего дошли, накопили опыт. Он мне очень и очень пригодился, когда проектировали лодки XIV серии - типа "К".

Создание ПЛ типа "Декабрист", - продолжал Рудницкий, - явилось хорошей школой, научившей использовать достижения науки и применять новую технику, смело преодолевать трудности и быстро устранять дефекты построенных кораблей. Мы принципиально и нетерпимо относимся к любым, иной раз, казалось, незначительным недостаткам в конструкциях, к качеству и надежности их работы, так как знали, что на лодках каждый механизм или деталь являются одинаково важными и ответственными.
Рудницкий имел отношение и к проектированию ПЛ типа "М" и кораблей серии Х - типа "С" и других.
15 апреля 1935 г. Кремль. Заседание Совета Труда и Обороны. На демонстрационных досках развешены чертежи небывалой ПЛ. Она впечатляет новизной решений, невиданными для подводного флота размерами, ходом, вооружением. Это - подводный крейсер. Рудницкого подробно расспрашивают о тактико-технических данных будущей ПЛ, деталях конструкции. Расспрашивают долго и дотошно. -"Такой корабль очень нужен нашим подводникам, - говорит К.Е.Ворошилов. - В будущей войне флоту придется выходить и в океаны". -"Осилите?" - Г.К.Орджоникидзе внимательно смотрит на конструктора. Рудницкий отвечает утвердительно.
Принимается решение назначить его главным строителем серии. Это были тяжелейшие годы работы в конструкторском коллективе, цехах, на стапелях, где рождались подводные крейсеры.

Выше было сказано о проекте Б.М.Малинина, созданном в 1921 г. Но у Малинина был предшественник - корабельный инженер Борис Михайлович Журавлев. Он еще в 1910 г. предложил проект подводного крейсера. В истории подводного кораблестроения также широко известно имя французского инженера Макса Лобефа - творца первой двухкорпусной лодки. Он долго считался ведущим проектировщиком субмарин Франции. Но когда ему предложили разработать ПЛ водоизмещением в 3000 тонн, он гневно отказался: "Я не говорю про технические затруднения. Это дело второстепенное. Я разработаю, если мне прикажут, проект ПЛ и в 4000 тонн, но сделаю я это с отвращением, будучи убежден, что оказываю помощь в деле бесполезной растраты финансовых средств страны". Столь велик оказался авторитет конструктора, что разговор о таких лодках прекратили. Справедливости ради отметим. Ненадолго. В 1927 г. французский флот получил подводный крейсер "Сюркуф".
Англичане долго - 13 лет - безуспешно возились с подводным крейсером "Х-1" (длина - 107 м, ширина - 9 м, вооружение - 4 орудия калибра 132 мм, 2 пулемета, 6 носовых торпедных аппаратов, мощность энергетической установки 6000 т / 2000 л.с.).
В СССР противники больших ПЛ были не только среди кораблестроителей, но и среди подводников. Предубеждение к таким ПЛ даже отразилось на страницах морских журналов. Уже после встречи с Рудницким в журнале "Красный флот" за 1925 г. нашли заметку о британском подводном крейсере "Х-1". Автор этой заметки -В.Дудник, сам подводник, писал: "Чем больше корабль, тем больше к нему доверия и уважения: у него и броня толще, и артиллерия сильнее, чем у малого корабля. С ПЛ получается как бы обратная картина: чем больше ПЛ, тем труднее ей погружаться, ходить под водой и атаковать неприятеля. Небольшой подводный корабль хорошо слушается руля, очень поворотлив и быстро уходит на глубину.
Вот почему среди подводников создается недоверчивое отношение к ПЛ больших размеров. Вот почему и новый британский подводный крейсер "Х-1" был отнесен к чему-то неизвестному".

Англичане назвали свой подводный крейсер "Х-1". И "Икс" остался иксом. Тринадцать лет терпеливо возились с ним, без конца перестраивали и переделывали. Если посмотреть на фотографию, ничего не скажешь - действительно крейсер. Так же, как у надводных больших артиллерийских кораблей, по две пушки "Х-1" расположены в двух башнях. Грозный вид и … бесславный конец.
В 1936 г. газеты сообщили, что этот подводный крейсер, до того находившийся в резерве ряд лет (читай: стоял у стенки и ржавел без дела), сдан на слом. "Лодка не оправдала возлагавшихся на нее надежд", - писал в "Морском сборнике" видный советский специалист по военному кораблестроению адмирал Е.Шведе. Как раз тогда, когда ломали британский подводный крейсер "Х-1", превращая его в груды металлического лома, советский подводный крейсер выходил на стапель.
Работая над проектом, Рудницкий и его товарищи старались максимально учесть зарубежный опыт. Ошибка творцов французской ПЛ "Сюркуф", британской ПЛ "Х-1", британских ПЛ типа "К" (с паровыми турбинами) состояла в желании совместить несовместимое. Большие орудия (у ПЛ "Сюркуф" - калибр 203 мм) так и не превратили ПЛ во внезапно появляющийся а поверхности артиллерийский корабль, но они при относительно слабых энергетических установках того времени изрядно мешали маневрировать под водой для торпедного удара.

ПЛ типа "К"Учтя ошибки предшественников - французов и англичан, строили свои большие лодки американцы. Примерно равного с нашими ПЛ типа "К" водоизмещения, они имели меньше орудий и торпедных аппаратов, уступая нашим в скорости. Строили крейсерские ПЛ и Италия и Япония. Советские ПЛ типа "К" получились лучше их.
Рудницкий вспоминал: "Грозное триединство - так отзывался о ПЛ типа "К" ас океанских глубин адмирал Колышкин. Но как оно сложно далось, сочетание торпедного, минного и артиллерийского оружия! Предусматривая, скажем, устройство для постановки мин, приходилось серьезно теснить другое оружие, что недопустимо. В таких случаях обычно идут на компромисс, соглашаются на меньшее зло и сокращают количество кормовых торпедных аппаратов. Рудницкий не пошел на это. В корме у ПЛ типа "К" было 4 торпедных аппарата. И от мин тоже не отказались, и на торпеды не посягнули. Если, скажем, ПЛ типа "М" могла дать самое большее двухторпедный залп (боезапас на ней был всего 2 торпеды), а ПЛ типа "Щ" - четырехторпедный носовой и двухторпедный -кормовой, то подводные крейсеры типа "К" только торпедными аппаратами выпускали одновременно 4 торпеды! А залп носовых ТА состоял из 6 торпед!

Водоизмещением (надводным) 1427 т "катюши" немногим уступали появившимся тогда одновременно с ними эсминцам типа "Гневный", а подводным - 2440 т - превосходили эти эсминцы. Нет, не зря "ломали" головы конструкторы в поисках оптимальных обводов корпуса. В бассейнах испытали 22 модели корпуса! Не зря. Надводная скорость ПЛ типа "К" для лодок того времени у "катюш" была впечатляющая - 22 узла. На ходовых испытаниях головная ПЛ этой сери развила скорость 23 узла! " "беспузырчатая" (бесследная) стрельба из торпедных аппаратов? В общем, другой такой ПЛ не существовало. И не только по тактико-техническим данным. В конструкции и технологии постройки ПЛ типа "К" заключалось немало новшеств. Довольно широко применили сварку, хотя в те годы ее не очень-то жаловали даже творцы надводных кораблей. Но почти все германские ПЛ были сварными! И благодаря этому, могли погружаться на глубину свыше 200 метров!
Впервые в истории советского подводного судостроения на ПЛ поставили дизели столь большой мощности - по 4200 л.с. Советская промышленность - она добилась немалого - уже могла разрешить такую задачу. Даже сейчас участники постройки ПЛ серии XIV помнят, какие споры, какие горячие баталии развернулись вокруг нагнетателей - воздуходувок, обеспечивающих нормальную работу дизельных двигателей. Завод предлагал нагнетатели поршневые - тяжелые и громоздкие, если взять их - придется увеличить водоизмещение. Скорость уменьшится. Рудницкий выезжал на завод, требовал. В итоге появились воздуходувки ротативные, вписавшиеся в габариты подводного крейсера.

Впервые также ставились на этих ПЛ гребные электромоторы такой мощности - по 1200 л.с. В результате и наибольшей подводной скорости ПЛ типа "К" достигали весьма высокой для своего времени - 10,3 узла.
Еще одна новинка: автоматическое дистанционное управление клапанами, упрощавшее всплытие и погружение. А мощная радиостанция? Головная ПЛ, испытывавшаяся на Балтике, держала устойчивую связь с Дальним Востоком!
Первые испытания. Погружаясь, подводный крейсер вдруг накренился градусов на 15. Под водой крен уменьшился, но все-таки остался ощутимым: 6 - 7 градусов. Почему? Конструктивный недочет или что0то иное? Но расчеты проверялись самым тщательным образом. Рудницкий мог спокойно подписать любой документ на сей счет, дать любые гарантии. Погружение повторили. Крейсер "кособочился". Неужто повторяется история с ПЛ "Декабрист"? Стали в сотый раз осматривать ПЛ, забирались в такие места, куда, казалось, не пролезла бы и кошка. Нашли! Валик привода аварийной захлопки одной из цистерн оказался с обратной резьбой. Захлопка открывалась, когда ей надлежало преградить путь воде, и наоборот. Дефект устранили за один день. Больше никаких происшествий с ПЛ не было.

НА ПЛ типа "К" у каждого офицера была отдельная каюта, у каждого матроса - своя койка. А ведь на предшественницах ПЛ типа "К" количество коек рассчитывалось не на всех. Предполагалось, что часть экипажа стоит на вахте. Душевые. Впервые они появились не на подводных атомоходах, как это принято считать, а на ПЛ типа "К", как и старшинская кают-компания. Две вместительные провизионки, одна с холодильной установкой, сильная вентиляция, система регенерации воздуха и многое другое позволили довести автономность подводных крейсеров до 50 суток.
Дальность плавания экономическим ходом - 9,3 / 3,0 узла - соответственно равнялись 16500 миль и 175 миль! На десятки дней могли отправляться в океан эти грозные субмарины, несущие не только 24 торпеды, но и 20 мин заграждения, 4 орудия - 2 калибра 100 мм и 2 калибра 45 мм с солидным боезапасом.
Минами заграждения по тогдашней концепции придавали особое значение. Боевое применение их мыслилось так: ПЛ атакует конвой, пересекает его курс и скрытно ставит мины. Корабли охранения или транспорты попадают на минное поле, а ПЛ добивает их торпедным фланговым ударом. Известно, что мнение Рудницкого Б.М.Малинин не разделял. "Я такой тактики не понимаю", - говорил Борис Михайлович.
Рудницкий с заметной горечью говорил: "был у Малинина свой проект, а я не конструктор, да еще не корабел, а механик, вторгся в чужую область. Так что Малинин встретил меня без особого восторга. И на заседании СТО разбирались два проекта: мой и Малинина… У меня на корме 4 торпедных аппарата, а у Малинина - два". Время рассудило конструкторов. ПЛ типа "К" оказалась отличной лодкой, одержала немало побед, однако ни разу ей не пришлось выполнять боевую задачу в том виде, как представлял Рудницкий.

Большая энерговооруженность ПЛ позволила одной ПЛ типа "К", пришедшей в Ленинград, оказать блокированному городу помощь в тяжелейшей ситуации. 10 января 1942 г. остановился последний насос центральной водопроводной станции. Ленинград оказался без воды, остались без воды и хлебозаводы, - самое страшное для осажденного города, в котором несколько десятков граммов хлеба являлись фактически единственной пищей жителей. Возле насосной станции на Неве стояла ПЛ "К-56". Командование флота приказало экипажу любой ценой дать воду хотя бы для хлебозаводов. Решив сложнейшую техническую задачу, моряки нашли выход. Через 22 часа дизели ПЛ погнали воду в водонапорную башню, балтийцы оживили 4 аварийных дизеля самой водонапорной станции. На хлебозаводы пошла вода.10 мая 1942 г. Рудницкий приехал на Северный флот. Доложил о прибытии командующему СФ вице-адмиралу А.Г.Головко. С экипажем ПЛ "К-3" водил на минные постановки. -"Сначала не все было гладко, -вспоминал Рудницкий. - В мирное время мы не успели отработать как следует минное устройство. Перед проектированием принципы проверяли, переоборудовав старую ПЛ "Форель". У нее даже хода не было - ее таскали на буксире. Но одно дело модель и испытания в заливе, другое дело - большая ПЛ в океане. Возникают деформации корпуса, корпус "дышит", и мины может "заесть" - не выйдут в нужный момент. В общем, Рудницкий на Севере помогал личному составу "катюш" отрабатывать минные постановки.
В случае необходимости, полагал Рудницкий, подводные крейсеры всплывут для артиллерийского боя. И они всплывали.
Первой --ПЛ "К-2". В сентябре 1941 г. она в надводном положении настигла транспорт противника и потопила его огнем 100-мм орудий. Меньше чем через 3 месяца уже ПЛ "К-3" потопила артиллерией транспорт, несмотря на то, что его охраняли сторожевой корабль и 2 катера. Глубинными бомбами германские корабли повредили нашу ПЛ. Тогда "К-3" всплыла и завязала артиллерийский бой. Германский снаряд вывел из строя носовое 100-мм орудие. Кормовое орудие поразило сторожевой корабль, вызвав на его палубе взрывы глубинных бомб. Вслед за ним отправился на дно катер. Второй катер противника успел удрать.
Сражались артиллерией ПЛ "К-22" и "К-23", ставили мины ПЛ "К-1", "К-2", "К-3", "К-21", "К-22" и "К-23". НО основными были, конечно, торпедные атаки. Подводный крейсер, которым командовал Герой Советского Союза Н.А.Лунин, торпедировал германский новейший суперлинкор "Тирпиц".
На Севере ПЛ типа "К" потопили 27 кораблей и транспортов. На Балтике, где они действовали с ноября 1944 г., - за сравнительно небольшой срок они уничтожили 13 кораблей противника общим водоизмещением более 32000 брт. Самой результативной оказалась ПЛ "К-52", одержавшая 6 побед. Эта ПЛ была награждена орденом Красного Знамени, а ее командир И.В.Травкин стал Героем Советского Союза. В одной из северных гаваней установлена навечно ПЛ "К-21".

ПОДВОДНЫЕ КРЕЙСЕРЫ ТИПА "К"
Е. Жолковский

В составе Советского подводного флота, участвовавшего в морских сражениях Великой Отечественной войны, числились подводные крейсеры типа "К", получившие у советских моряков ласковое название "катюши". Это были крупные корабли, сопоставимые по водоизмещению с самыми большими ПЛ Германии, Франции, США и Японии.

ЗАМЫСЕЛ - ПРОЕКТ - КОРАБЛЬ

Идея создания мощной отечественной ПЛ, предназначенной для действий в океане, на большом удалении от баз, зародилась у морского инженера Михаила Алексеевича Рудницкого в 1934 г.
15 апреля 1935 г. проект подводного крейсера типа "К", первоначально он назывался КР (Крейсер Рудницкого), был утвержден Советом Труда и Обороны. По своим тактико-техническим данным крейсерские лодки типа "К" находились на уровне последних достижений мирового подводного кораблестроения, а по ряду показателей, в том числе по скорости и вооружению, превосходили иностранные образцы. Их надводное водоизмещение в полном грузу составляло 1720 т, подводное - 2100 т, корпус имел длину около 100 м, высоту - 11,5 м, но, несмотря на столь солидные размеры, ПЛ хорошо управлялись в подводном положении.
Два дизеля типа 9ДКР мощностью по 4200 л.с. позволяли им развивать скорость хода в надводном положении 22 узла. Кроме того, на ПЛ имелся вспомогательный дизель мощностью 800 л.с. для зарядки аккумуляторных батарей и для малого хода. Дальность плавания составляла 15000 миль. Два гребных электродвигателя мощностью по 1200 л.с. обеспечивали подводную скорость до 10 уз. Автономность плавания (возможность непрерывного нахождения в море без пополнения запасов) достигала 50 суток.
Главное оружие подводного крейсера - 10 торпедных аппаратов (6 в носу и 4 в корме) с общим запасом 24 торпеды калибра 533 мм. Они несли весьма мощный заряд, имели высокую скорость и большую дальность хода. Кроме торпед, в ПЛ находилось 20 мин заграждения.
Артиллерийское вооружение подводного крейсера состояло из двух модернизированных 100-мм орудий с боезапасом в 400 выстрелов и двух 45-мм полуавтоматов.
Усовершенствование орудий заключалось в увеличении дальности стрельбы по морским и береговым целям, они также могли вести огонь и по самолетам при угле возвышения 45 градусов. Следует упомянуть и о некоторых элементах оборудования ПЛ.Так, на ПЛ типа "К" было два перископа большой светосилы, приспособленные, в частности, и для фотосъемок. Коротковолновые радиостанции ПЛ обеспечивали устойчивую двухстороннюю радиосвязь даже на самых дальних дистанциях. Достаточно сказать, что во время испытаний была установлена уверенная радиосвязь между ПЛ, одна из которых находилась в Финском заливе, а другая - на Дальнем Востоке.
При монтаже ПЛ применялись самые передовые для того времени технические приемы. При сборке наружного корпуса подводного крейсера широко применялась электросварка. Это позволило существенно снизить вес, резко увеличить живучесть ПЛ.
При проектировании ПЛ типа "К" рассматривалось и несколько необычных вариантов их использования. Так, одна из модификаций предусматривала ангар для самолета-разведчика. К сожалению, воплотить этот проект в жизнь не удалось. В боевых действиях Великой Отечественной войны принимали участие только подводные крейсеры типа "К".

Победные салюты подводников

Только что построенные подводные крейсеры "К-1" и "К-2" прибыли на Северный флот в августе 1940 г. Еще 4 ПЛ - "К-3", "К-21", "К-22" и "К-23" - предназначались для Тихоокеанского флота. В мае - июне 1941 г. они должны были перейти Беломорско-Балтийским каналом с Балтики на Север, а затем Северным морским путем на Дальний Восток. Но начавшаяся война внесла свои коррективы.
После перехода в исключительно сложных условиях Беломорско-Балтийского канала (германские самолеты систематически бомбили всю трассу) подводные крейсеры были сведены в отдельный 1-й дивизион ПЛ типа "К", входивших в состав бригады ПЛ СФ.
ПЛ "К-1" - головная в серии подводных крейсеров - была заложена в декабре 1936 г., спущена на воду в апреле 1938 г. и в мае 1940 г. вошла в состав ВМФ.

В августе 1941 г. под командованием М.П.Августовича, сменившего пост начальника штаба бригады ПЛ на командирский мостик подводного крейсера, "К-1" отправилась в первый боевой поход. До декабря 1942 г. она совершила 12 боевых походов. После этого она стала на ремонт и в конце 1943 г. под командованием М.Н.Хомякова вышла в 13-й боевой поход, из которого не вернулась…
ПЛ "К-2" прибыла на Север вместе с ПЛ "К-1" осенью 1940 г. Командовал кораблем В.П.Уткин. Боевые действия она начала в августе 1941 г. постановкой мин у берегов противника. Во втором боевом походе (сентябрь 1941 г.), во время которого на борту ПЛ находился командир дивизиона М.И.Гаджиев, был уничтожен транспорт противника. Это произошло 11 сентября вблизи порта Вардё, на виду у противника. В связи с тем, что торпедная атака из подводного положения оказалась невозможной, М.И.Гаджиев и В.П.Уткин решили всплыть.
Дав полный ход дизелями, ПЛ "К-2" открыла огонь из 100- мм орудий. Артиллерийским огнем командовал З.М.Арванов. За 7 минут по врагу было выпущено 26 снарядов, в результате чего транспорт водоизмещением 6000 брт загорелся и начал тонуть. В это время ПЛ "К-2" атаковал самолет противника, и она сочно погрузилась. Переждав взрывы авиабомб, ПЛ всплыла под перископ: транспорта на поверхности уже не было.
После этой удачной атаки на Северном флоте родилась традиция: завершать успешные походы холостыми выстрелами - по числу потопленных кораблей. Мысль об этом подал З.М.Арванов. Дело в том, что незадолго до похода "К-2" ее экипаж наблюдал возвращение британской ПЛ "Тайгрис", одной из трех ПЛ союзников, базировавшихся на Севере. На ее мачте были подняты 2 германских флага, что означало, как разъяснил представитель британского морского командования, что потоплены 2 корабля противника. Поднимать ненавистные флаги противника советские моряки, конечно, не стали, но при возвращении в Полярное выстрелили из орудия. ИХ примеру последовали экипажи других кораблей.

"Тирпиц" выходит из войны

ПЛ "К-3" пришла на Север осенью 1941 г. Командовал кораблем К.И.Малафеев. В первом же боевом походе 3 декабря 1941 г. ПЛ скрытно проникла в пролив Буста-зунд, где обнаружила направлявшийся в Хаммерфест конвой противника - транспорт в охранении трех противолодочных кораблей. Атаковав транспорт, "К-3" дала четырехторпедный залп. Вслед за этим подводники услышали 2 взрыва: сработали торпеды. Надо было уходить. Но корабли противника обнаружили советскую ПЛ, всплывшую после залпа торпед. Глубинные бомбы начали рваться у самого корпуса ПЛ. Погружаясь, "К-3" неожиданно ударилась о подводную скалу, не обозначенную на карте и легла на грунт. Командир "К-3" предположил, что от сильного удара и близких разрывов глубинных бомб потекли топливные цистерны и поднимающийся на поверхность моря соляр выдает противнику местонахождение лодки. Тогда он принял решение - всплыть и под прикрытием артиллерийского огня оторваться от преследования противника. Продув цистерны, ПЛ "К-3" быстро всплыла. Прямо перед ней строем фронта шли противолодочные корабли, перекрыв выход советской ПЛ из пролива. Командир "К-3" скомандовал дать полный ход, но в эту минуту отказал правый двигатель, и подводный крейсер устремился в атаку под одним левым двигателем.

Противолодочный корабль "Фефер" развернулся и правым бортом открыл огонь по советской ПЛ из 85-мм орудия и двух 20-мм автоматов. Однако же уже на третьей минуте комендоры ПЛ "К-3" подбили его: над "Фефером" взметнулся столб огня и дыма, и вскоре он скрылся под водой. Остальные противолодочные корабли, круто развернувшись, ушли с поля боя. ПЛ "К-3" побеждала врага и в последующих походах.
ПЛ "К-21" пришла на Север осенью 1941 г. Командовал ею А.А.Жуков. В первом же боевом походе ПЛ "К-21" ночью поставила минное заграждение из 11 мин в проливе Бест-Сунн.

Условия для постановки мин были очень трудными - длина пролива составляла 35 кабельтовых, а ширина всего лишь 7. Но задание было выполнено точно, и уже утром здесь подорвался и затонул вражеский транспорт.
Через несколько дней ПЛ "К-21" потопила еще 2 корабля противника. Новый поход - и отправлен на дно другой транспорт врага водоизмещением 5000 брт, а артиллерийским огнем - катер противолодочной обороны.
В феврале 1942 г. подводный крейсер принял Герой /Советского Союза Н.А.Лунин, под командованием которого был совершен ряд блестящих атак на корабли противника. Одна из них стала поистине легендарной.
В начале июля 1942 г. германское военно-морское командование отдало приказ о выходе из Альтен-фьорда в море эскадры в составе суперлинкора "Тирпиц" (новейшего и наиболее мощного корабля германского Кригсмарне), трех тяжелых крейсеров (в том числе тяжелого крейсера "Адмирал Шеер") и 12 эсминцев для того, чтобы перехватить и уничтожить конвой "PQ-17", вышедший в конце июня из Исландии в Мурманск.
Конвой "PQ-17" состоял из 34 транспортов и 21 корабля охранения. Кроме них, проводку конвоя обеспечивали две сильные группы кораблей дальнего прикрытия из состава флота Великобритании и США, включавшие авианосец, 2 линкора и эсминцы.
На долготе острова Медвежий в охранение конвоя "PQ-17" должны были вступить боевые корабли СФ СССР. Однако после тог, как британскому Адмиралтейству стало известно о выходе в море мощной германской эскадры, оно приказало командующему силами охранения конвоя оставить его и следовать на соединение с группами кораблей дальнего прикрытия.
В результате этого транспортам пришлось прорываться в Мурманск самостоятельно (конвой был распущен). Нескончаемые атаки германских самолетов и ПЛ вывели из строя многие беззащитные суда. Предательский приказ британского Адмиралтейства стал причиной гибели сотен моряков, потери свыше 120 тыс. тонн военного груза, в котором так нуждалась Красная Армия; в том числе 3350 автомашин, 430 танков, 210 самолетов.
Чтобы не допустить германскую эскадру к конвою "PQ-17", командование Северного флота заблаговременно направило в районы выходов из фьордов Северной Норвегии несколько ПЛ. Среди них была и ПЛ "К-21". 5 июля 1942 г. она обнаружила германскую эскадру и начала маневрирование для выхода в торпедную атаку на линкор "Тирпиц".
Это была сложная операция; корабли шли противолодочным зигзагом, все время меняя курс. Пришлось атаковать "Тирпиц" из кормовых торпедных аппаратов четырехторпедным залпом. Позже раздались 2 взрыва. ПЛ "К-21" погрузилась, ожидая атаки германских кораблей охранения. Но ее не последовало. Линкор "Тирпиц" вместе с эскадрой был вынужден вернуться в фьорды Северной Норвегии и в военных действиях участия больше не принимал.
После этого похода ПЛ "К-21" еще не раз выходила в торпедные атаки, ставила мины, высаживала десанты. Боевой путь ПЛ закончила под командованием З.М.Арванова. В октябре 1942 г. она была награждена орденом Красного Знамени.

"Ваша лодка раздела фашистский корпус"

"К-22" пришла с Балтики на Север осенью 1941 г., через 2 недели после возвращения из своего первого боевого похода она снова вышла в море. На ее борту находился командир бригады ПЛ капитан I ранга Н.И.Виноградов. Поставив несколько минных банок, "К-22" начала поиск кораблей противника в районе Хаммерфеста. Ее артиллерия потопила транспорт, бот и нефтеналивную баржу противника. Позже, находясь в подводном положении, "К-22" обнаружила стоящий на якоре транспорт и атаковала его торпедами. ПЛ всплыла - и тут с нее заметили второй транспорт. Открыв артиллерийский огонь, "К-22" потопила обоих, а заодно и появившийся вскоре сторожевой корабль. Как сообщила разведка, на одном из транспортов находилось более 30 тыс. полушубков, предназначенных для егерей действовавшего на Мурманском направлении германского горно-стрелкового корпуса "Норвегия". - "Молодцы!

Хорошо воюете! - оценил действия командира "К-22" командующий Северным флотом вице-адмирал А.Г.Головко - Ваша лодка в буквальном смысле слова раздела германский корпус!" По существу, было сорвано наступление корпуса, основной группировки германских войск в Заполярье.
Среди многих подвигов ПЛ "К-22" - спасение ею экипажа ПЛ "Щ-421", которая, имея на своем счету 8 потопленных кораблей противника, в апреле 1942 г. подорвалась на мине и дрейфовала, потеряв ход, в 8 милях к северу от мыса Норд-Кап.
ПЛ "К-22" была удостоена гвардейского звания. В феврале 1943 г. она вышла в свой восьмой поход совместно с ПЛ "К-3". На пятый день похода "К-22" перестала отвечать на сигналы, с наступлением темноты не всплыла. Поиски ее ни к чему не привели…
ПЛ "К-23" пришла на Северный флот с Балтики и в октябре 1941 г. отправилась в свой первый боевой поход. Она поставила несколько минных заграждений в Варангер-фьорде, а на подступах к Киркенесу потопила 2 транспорта противника: один - артиллерией, другой - торпедами. В следующих походах ПЛ "К-23" пустила на дно еще несколько транспортных судов и тральщик противника.

В мае 1942 г. она вышла в море в очередной боевой поход с командиром дивизиона М.И.Гаджиевым на борту. 12 мая от нее была получена радиограмма: "Имею повреждения".
В тот день ПЛ "К-23" обнаружила и атаковала вражеский конвой из двух транспортных судов и 5 противолодочных кораблей. После атаки ПЛ подверглась длительному преследованию противника. Вероятно, как это не раз случалось, близкие разрывы глубинных бомб повредили топливные цистерны, и всплывший на поверхность моря соляр обозначил курс лодки. Это и побудило М.И.Гаджиева, командира ПЛ Л.С.Потапова и военкома Д.М.Галкина дать команду всплыть, вступить в артиллерийский бой с кораблями противника и, воспользовавшись большой надводной скоростью, попытаться оторваться от преследования.

В этом бою Из 6 подводных крейсеров, воевавших на Севере, ПЛ "К-22" была удостоена гвардейского звания, а "К-21" награждена орденом Красного знамени и стала Краснознаменной. Эту ПЛ типа "К" СФ, сохранившуюся до наших дней, решено было поставить на пьедестал в Североморске как мемориальный корабль Северного флота, чтобы она всегда напоминала потомкам о боевых делах героев-подводников, воевавших за Родину не щадя своих жизней.
Не менее отважно воевали подводные крейсеры и на Балтике. Начав боевые действия в 1944 г., в заключительный период войны, они внесли немалый вклад в победу над врагом. ПЛ "К-51", "К-52", "К-53" и "К-56" входили во второй дивизион бригады ПЛ КБФ.
В балтийских ПЛ типа "К" минные цистерны были переоборудованы для принятия дополнительного запаса соляра, что повысило автономность плавания. На некоторых из них взамен шумопеленгаторов "Марс" установили гидролокаторы "Дракон", а торпеды оборудовали приборами "МО-3", которые позволяли давать торпедный залп"веером". Ни один из балтийских подводных крейсеров не вернулся из похода, не потопив вражеского судна.
Указом Президиума Верховного Совета СССР бригада ПЛ КБФЫ была награждена орденом Красного Знамени.
В заключении нужно напомнить, что за время Великой Отечественной войны советские подводники уничтожили 87 боевых кораблей и 322 транспорта противника. Их общее водоизмещение составило почти один миллион тонн.

"СТРЕМИТЬСЯ К СОЧЕТАНИЮ НАДВОДНОГО И ПОДВОДНОГО ФЛОТОВ"
Г. Стариков

К началу Великой Отечественной войны в составе английского флота было 69 ПЛ, в составе французского - 77 ПЛ, флота США - 99 ПЛ, германского флота - 57 ПЛ, итальянского - 115 ПЛ, японского - 63 ПЛ. Советский же Союз к началу войны насчитывал на своих четырех флотах 211 ПЛ, из которых 206 были построены в годы Советской власти. И дело заключалось не только в количестве… "при развитии ВМС стремиться к сочетанию надводного и подводного флотов…"
Согласно этому положению Реввоенсовета наш подводный флот с самого начала создавался как ударная часть ВМС Советского Союза.

В его составе должны были быть ПЛ всех типов: малые - для действий в прибрежных районах, средние - для операций в открытом море, большие - для крейсерства на отдаленных вражеских коммуникациях.
О том внимании, которое Советским правительством уделялось подводному флоту, свидетельствует и такой факт: первым проектируемым для молодого флота боевым кораблем была именно подводная лодка. В сентябре 1923 г. специально образованная комиссия разработала оперативно-тактическое задание на проектирование торпедной ПЛ и подводного минного заградителя. 5 марта 1927 г. были заложены первые боевые лодки серии I -лодки типа !Д". К 1932 г. в строю ВМФ СССР уже находились 6 таких кораблей.
Главным их оружием были торпеды калибра 533 мм, орудие калибра 102 мм и 45-мм пушка. Надводное водоизмещение 930 т, подводное - 1278 т.

Впервые в мире эти ПЛ были оснащены комплексом аварийно-спасательных средств: сигнализации и связи, поддержания жизнедеятельности и спасения личного экипажа.
К началу Великой Отечественной войны ПЛ типа "Д" были уже сильно изношены. Тем не менее с первого дня войны они приняли участие в боевых действиях. Наибольших успехов добилась североморская ПЛ "Д-3" - первая из советских ПЛ, ставшая Краснознаменной и гвардейской.
Одновременно с постройкой ПЛ типа "Д" велась подготовка к строительству больших ПЛ серии II - подводных минных заградителей типа "Л". До конца 1939 г. в состав ВМФ ССССР вступили 19 ПЛ этого типа. Они постепенно модернизировались и выпускались в нескольких модификациях: ПЛ серий XI, XIII, XIII бис. Кроме торпед и артиллерийских орудий, эти ПЛ несли еще запас мин.
14 октября 1933 г. в строй Балтийского флота вступили 4 средние ПЛ серии III- ПЛ типа "Щ". Затем они неоднократно модернизировались. ПЛ типа "Щ" серий V, V-бис, V-бис 2, X и X-бис строились для всех флотов Советского Союза. Это были самые многочисленные советские лодки - в составе ВМФ их было 86. ПЛ типа "Щука" превосходили иностранные ПЛ такого же класса, отличаясь простотой конструкции, надежностью механизмов и систем, имели хорошие мореходные качества.
21 мая 1931 г. была заложена головная ПЛ серии IV типа "П" ("Правда") - эскадренный быстроходный подводный корабль с мощным артиллерийским вооружением.

Но проект этот оказался неудачным: у ПЛ обнаружились серьезные конструктивные недостатки, поэтому их было построено всего 3 единицы ("П-1", "П-2" и "П-2").
В годы второй пятилетки началась постройка ПЛ малого водоизмещения серии V (тип "М") для Дальнего Востока. При водоизмещении 203 т / 254 т они были вооружены 2 торпедными аппаратами и одним 45-мм орудием. ПЛ типа "М" также неоднократно модернизировались и выпускались сериями VI, VI-бис и XII. После ПЛ типа "Щ" они были самыми многочисленными ПЛ (78 единиц) в отечественном флоте.
В 1934 г. советские конструкторы разработали и проект крейсерско-эскадренной ПЛ серии XIV - типа "К". Это был один из самых лучших в мире подводных крейсеров, отлично вооруженный торпедными аппаратами, артиллерией и минами. К началу войны в состав ВМФ СССР вошли 6 таких ПЛ, еще 5 ПЛ вступили в строй уже в ходе боевых действий.
В годы Великой Отечественной войны немало славных подвигов совершили ПЛ серии IX -тип "С". Их перед войной было построено 17, и это были весьма удачные средние ПЛ. Впоследствии выпускались модернизированные ПЛ типа IX-бис.
В результате поистине титанических усилий судостроительной промышленности через 13 лет после закладки первой советской ПЛ Советский Союз располагал самым крупным подводным флотом в мире. Все эти 13 лет, до 22 июня 1941 г., численность ПЛ, находящихся в строю, возросла в 14 раз. Причем Советский Союз располагал не только самым многочисленным, но и самым современным подводным флотом, в котором на долю больших и крейсерских ПЛ приходилось 16%, на долю средних - 45% и на долю малых ПЛ - 39%.

Великая Отечественная война дала убедительное подтверждение боевой ценности подводного флота Подводные корабли получили больше наград и почетных званий, чем все остальные корабли ЛОТА, вместе взятые.
Так, одновременно ордена Красного Знамени и гвардейского звания были удостоены североморские ПЛ "Д-3", "С-56", "Щ-402" и "М-172". Гвардейского звания были удостоены 5 ПЛ типа "Щ", 4 типа "М", одна типа "К", одна типа "Л" и одна типа "С". Орденом Красного Знамени были награждены 10 ПЛ типа "Щ", 5 ПЛ типа "С", 2 ПЛ типа "М", 2 ПЛ типа "К" и 2 ПЛ типа "Л".

Высокого звания Героя Советского Союза были удостоены 25 советских подводников, среди которых имена М.Гаджиева, И.Колышкина, Н.Лунина, В.Старикова, И.Травкина, И.Фисановича и других.

Рейтинг@Mail.ru