Винтерих Д. Приключения знаменитых книг

dscn4116.jpg

Литературоведческий талант американского журналиста и библиографа Джона Винтериха можно было бы отнести к жанру литературы, который обычно называют занимательным книговедением. Этот жанр, выбранный автором ещё в 1920-х годах, был актуален и через 30, и через 50 лет с момента первого издания книги Винтериха, актуален он и сейчас, и, вероятно, вызовет неподдельный интерес у любителей английской и американской классики.

Предлагаем вниманию читателей сборник ценных литературных очерков о судьбе прославленных книг и их авторов - редкий библиографический экземпляр, который не найти на полках книжных магазинов

Tags: , , , ,

Опять про классику

Посмотрела фильм под названием “Ожившая книга Джейн Остин” (2008, реж. Дан Зефф). Аманда Прайс живет в современном Лондоне, но всеми мыслями и чувствами она пребывает в романе “Гордость и предубеждение”. Чуть свободная минута - она с книжкой. Окружающая реальность кажется ей серой и грубой, ее идеалы там, где Элизабет и мистер Дарси.

Tags: ,

О Гоголе

Многие разговоры о Гоголе сворачивают на его болезнь, болезни, недомогания, реальные, мнимые, физические, духовные и т.д. Оттенки разные. “Ну, совсем здоровый человек не мог написать “Нос”, - скажет один. Другой вспомнит его странности, жутковатые и смешные. “Что вы хотите, он и женщинами-то не интересовался” . О мужчинах, правда, тоже ничего не слышно.

Tags: ,

Вокруг классики-2

На прошлой неделе я была в Каменске-Уральском: Центральная библиотека позвала на круглый стол, посвященный Пушкину. Говорили про Пушкина, но больше всего почему-то про “Евгения Онегина”. Не рано ли читать его в школе? Надо ли ждать, пока “обсохнет молоко”?  Делились мыслями, воспоминаниями, профессиональными хитростями.

Tags: ,

Вокруг классики

Лучше всего Льву Толстому удавались, как известно, живые, непридуманные люди. Некоторых он просто брал целиком и помещал в роман. Именно так он поступил со своими родителями, изображенными в “Войне и мире” под чуть измененными именами княжны Марьи Болконской и графа Николая Ростова. Трудно сказать, согласились бы они узнать себя в героях романа. Думаю, что вряд ли.

Tags:

Читать Толстого

Сегодня ему исполняется 180 лет - чем не повод? Толстовские идеи принять трудно, но читать  его можно до сих пор.  “Холстомер”, “Два гусара”, 2-й том “ВИМ”. Что еще? Ну, “Анна Каренина”, без вопросов.  Правда, я все время хочу вынуть оттуда заглавную героиню и дать этим славным, слабым, обычным людям прожить их собственную, заурядную и прекрасную жизнь

Tags: ,

Читать классику: Ремарк или Хемингуэй

Непосредственный повод такой. В 1958-м на русском языке впервые вышли “Три товарища”. Через 20 лет после написания и с программным предисловием Льва Копелева. Вряд ли героиня Муравьевой (”Москва слезам не верит”) читала предисловие да и книжку едва ли дочитала - ей-то просто надо было показаться в метро с модной новинкой. Но были и те, конечно, кто читал и перечитывал, и навсегда впитал в себя эту горькую романтику и своеобразный этический кодекс.

Tags: , ,

Читать классику: Пушкин или Лермонтов

Кажется, это было только вчера. Мой еще очень молодой брат, схвативший легкую простуду,  картинно удивляется: “Ведь бывает же, целый день на охоте - и ничего…” Это, помните, в “Бэле” Максим Максимыч про Печорина рассказывает: “Славный был малый, смею вас уверить; только немножко странен. Ведь, например, в дождик, в холод, целый день на охоте; все иззябнут, устанут - а ему ничего. А другой раз сидит у себя в комнате, ветер пахнёт, уверяет, что простудился; ставнем стукнет, он вздрогнет и побледнеет”. Конечно, ну кто из них не поигрывал слегка в  этого великолепного мужчину? И вот уже мои племянницы (им 17 и 14) не без вызова говорят: “Знаешь, тётя, мы Лермонтова любим”. В смысле, не Пушкина. Пушкина они не любят - пока. Меня это не пугает: пусть у них будет какой-то непрочитанный, неоткрытый запас на черный день. Удивляет немного, тем более, не одни же они такие. Лермонтова у нас вообще принято любить как бы несколько вопреки, правда?

Tags: ,


Рейтинг@Mail.ru