Инди-драмы поколения Z. Часть 2: Реальная бесконечность

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhdhndhndh-dhnnnoe-ndhndhdhdhudh-dhdhdhn-1.jpg

Компания из романа С. Чбоски “Хорошо быть тихоней” в её киношном исполнении: (слева-направо) Чарли, Патрик, Сэм

Продолжая тему современной западной молодёжной литературы, сегодня мне хотелось бы поговорить с вами о так называемом “Real YA”, то есть о литературных произведениях, отражающих реальный мир нынешнего американского (и не только) подростка. Несмотря на то, что модное официальное название это явление получило только в последние годы, сама тема, конечно же, стара как мир. Чтобы не вдаваться в культурные корни современной американской литературы разряда «от 12 до 18 лет», скажем лишь, что её основоположниками смело можно назвать Дж. Д. Сэлинджера с его  легендарным романом «Над пропастью во ржи» (1951), У. Голдинга «Повелитель мух» (1954), Харпер Ли «Убить пересмешника» (1960) и еще ряд известных авторов. Влияние этих писателей на культуру чтения молодых людей двадцать первого столетия также неоспоримо, как существование гравитации. Однако и сегодня переосмысление коренных идей данных произведений осуществляется с завидной регулярностью, и многие популярные авторы упоминают страницы из «Пересмешника» или «Повелителя» (мух) в своих собственных романах.

Речь сегодня пойдет о трёх очень разных историях от трёх, не менее разных, авторов. Объединяет же всех их некое волшебное, почти иллюзорное, чувство «бесконечности», проявляющееся в определенный момент в жизни книжных героев. Судя по тому, как подается это особое чувство, можно сделать предположение, что в современном мире многие американские подростки хотя бы раз, но его испытывали. Разобраться в том, что же это за ощущение такое, и узнать острые темы современной реалистической подростковой прозы - мы и предлагаем вам в нашем сегодняшнем материале.
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_ndhndhndh-dhnnnoe-ndhndhdhdhudh-dhdhdhdhdhdhdh-001.jpg
Первым в этом небольшом списке идёт очень хороший роман Стивена Чбоски «Хорошо быть тихоней», написанный в 1999-м году. Повествование в нём ведется от лица тихого и замкнутого парнишки – Чарли, только-только вступающего во взрослую жизнь путём перехода в старшие классы американской общеобразовательной школы. У Чарли ярко выраженные проблемы с общением: он интроверт, и порой совершенно не понимает своих сверстников, несмотря на то, что неплохо ориентируется в современных ему реалиях и умом осознает необходимость тех, или иных проявлений так называемого «подросткового бунта». Однако сердце ему подсказывает всю глупость и ошибочность этих самых, бунтарских, действий - а потому во вновь появившейся у него компании, Чарли получает негласный социальный статус «тихони» - милого мальчика, не способного на открытое проявление агрессии или попрания общепринятых социальных норм.

На протяжении всего романа, мы видим, что «тихоней» Чарли сделала отнюдь не природная скромность или сдержанность. Он делает всё то, что рано или поздно совершают все американские подростки, если судить по многочисленным примерам голливудских фильмов – совершает в меру дикие поступки, пробует спиртное и ещё кое-что из ряда запретного, начинает курить. Но, в отличие от своих одноклассников, Чарли действует отнюдь не по зову банального пубертатного интереса – всё, что с ним происходит, так или иначе, оказывается вызвано «толчком», оказанным на него какими-то определенными поступками или действиями со стороны его близких и друзей.
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhdhndhdh-dhc-dhdhdhnfdhdh.jpg

В книге Чарли постоянно приходится “разруливать” проблемы своих близких и друзей, хотя у самого героя их не меньше

С темой дружбы как раз и связана та самая линия «чувства бесконечности»: обретя небольшую компанию в лице Патрика и Сэм, герой романа С. Чбоски получает в их лицах, с одной стороны, моральную компенсацию за недавно утраченного друга - Майкла (именно с его трагедией связано желание мальчика начать новую жизнь). С другой – Чарли, наконец-то, открывает в себе способности к простому человеческому общению. Он искренне желает своим друзьям добра и делает всё то, что требуется от него, чтобы считаться «хорошим» и «правильным» другом: всегда выслушает, поддержит, или, напротив, разделит грусть и обругает обидчика.

Но в итоге, как ни странно, подобные качества обращаются против него самого. Интересен поднимающийся в книге вопрос – насколько уместна дружба между людьми, если в подобного рода отношениях люди часто вынуждены «подстраиваться» друг под друга, невольно скрывая свои истинные мотивы и интересы? Последний монолог Сэм, перед её отъездом в колледж, ясно даёт понять – дружба возможна лишь тогда, когда основана на честности, и каждый из друзей говорит то, что на самом деле думает, а делает то, чего на самом деле хочет – не стремясь при этом соответствовать каким-то общепринятым «ожиданиям».

В книге есть один очень красивый эпизод, когда вся компания (Чарли, Патрик и Сэм) проезжают внутри тоннеля на «Пикапе», и самым «писком» будет считаться, если в этот момент кто-то из друзей решится перелезть из кабины в кузов автомобиля, и уже там распрямиться в полный рост и преодолеть отрезок пути стоя. В этот момент друзья слушают любимую музыку, и вдруг ощущают некую «бесконечность» бытия – чувство беспредельного всепоглощения себя вселенной, сравнимое разве что лишь с чувством бессмертия. Не о том ли говорил нам Питер Пэн, когда не хотел взрослеть и потому предпочёл навеки остаться в образе мальчика? Так полно чувствовать жизнь, и при этом уметь поделиться этим прекрасным чувством с людьми, находящимися рядом – не безразличными тебе людьми, это ли не может быть приравнено к истинному счастью? И то, что счастье в этот момент вырастает из понятия «дружбы» - для главного героя очень важно – потому как, до этого Чарли не ощущал поддержки ни от одного из членов своей семьи, а потому считал себя до некоторой степени находящимся «на расстоянии» от неё.
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhdhndhndh-dhnnnoe-ndhndhdhdhudh-dhdhdhn-2.jpg

“И в тот момент, клянусь, мы были бесконечны…” (”Хорошо быть тихоней” С. Чбоски, 1999 г.)

Однако отстранённость главного героя оказывается вызванной не только проблемами внутри семейного очага (история с сестрой и тётей Хелен показывает, что они у семьи Чарли всё же были), но и тяжёлой тайной, связанной с прошлым юноши, с которой он не готов был встретиться один на один. Поэтому С. Чбоски считает важным подчеркнуть, что понятие «дружбы» не должно распространяться только лишь на чужих людей – очень важна дружба и взаимная поддержка внутри круга родных по крови людей, ведь внешние «друзья» могут уехать, бросить тебя и т.п. Родные же люди, в частности, отец и мать, двоюродные братья и сёстры – могут неожиданно стать той опорой, которая поможет выстоять против самых страшных событий в жизни – и поэтому очень важно поддерживать хорошие отношения со всеми своими родственниками, даже когда это даётся тебе с трудом.

Чбоски показывает, что доверие и откровенность внутри «кровного круга», порой значит для американцев гораздо больше, чем первая влюблённость и первые опыты по вливанию во взрослую жизнь. Во многом это связано  с тем, что нежная, еще не до конца окрепшая психика подростка – зачастую сталкивается в этой «взрослой» жизни с далеко нелицеприятными явлениями социума, который, по большей части своей жесток и бескомпромиссен.
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhdhdhdhdhdhnn-dhdhdhudhdhn-dhdhdhdhdhdhdh-001.jpg
Из этого же обстоятельства вытекает и идея второго романа, рассматриваемого нами в рамках нынешнего материала – «Виноваты звёзды» Джона Грина (1977). Книга была написана в 2012 г. и вызвала большой резонанс в среде подрастающей американской молодёжи. Роман стал популярен не только потому, что в сюжете затронута очень неоднозначная тема жизни подростков с неизлечимым заболеванием, но и благодаря продвижению идеи «счастья жить» как таковой  - в тот период США потрясла волна детских самоубийств и расправ над сверстниками разъярённых, не способных справиться со своей личной системой координат, подростков.

Герои книги – девушка по имени Грейс Ланкастер, живущая с терминальной стадией онкологического заболевания, и Огастус Уотерс - лишь недавно перенёсший ампутацию ноги, с целью избавиться от того же злополучного рака. Однажды, они случайно встречаются в группе поддержки онкобольных. Ребята влюбляются, и их тяжёлая история обретает светлый луч если не надежды, то хотя бы возможности прожить эту жизнь так, как они того действительно хотят.
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhzdhdhnfnnfnf.jpg

Огастус Уотерс в исполнении молодого актера Энсела Эльгорта

В то время, как Огастус больше всего боится «забвения», момента, когда никто и не вспомнит о его существовании – Хейзел относится к своей судьбе вполне по-философски. Она заявляет другу, что ничто в этом мире не вечно, включая и саму землю – а если так, то всех людей, в конечном счёте, так или иначе, но ждет это пресловутое забвение.

http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhdhudhdhdhudh.jpg

Хейзел в исполнении Шейлин Вудли смотрит на мир куда более реалистично, чем Огастус

Однако тема вечности, как и проблема бесконечности героев, тесно с ней связанная – здесь выходит за границы привычного понятия «любви как Космоса для двоих». С историей ребят в романе тесно переплетается история выдуманного Дж. Грином произведения «Царский недуг» и его создателем – богатым писателем-затворником, Питером ван Хаутеном.

Питер считает себя увековеченным в веках «живым классиком», полагая, что его роман о больной лейкемией девушке – одно из лучших произведений мировой литературы. Однако его «Царский недуг», по сути, обрывается на полуслове, оставляя историю центральных персонажей не рассказанной до конца. И ладно бы, если бы так было задумано изначально, но интрига с теоретическим «сиквелом», который так жаждет узнать Хейзел, выводит на поверхность вопрос о бессмертии, бесконечности искусства как такового. Имеет ли право создатель романа никогда не рассказывать читателям продолжение истории, если того не хочет? И обязан ли он в любом случае иметь хотя бы отдаленное представление о том, чем эта история должна закончиться? Иными словами, у всего ли прекрасного в этом мире должен быть конец?
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhydhndhun-dhdhdh-dhdhnfndhudh.jpg

Уиллем Дефо исполнил в киноадаптации роль Питера ван Хаутена - эксцентричного писателя с синдромом “хронического алконавта”

Для истории Хейзел и Огастуса конца нет – именно потому, что их любовь слишком коротка, чтобы иметь право заканчиваться банальной смертью героев. То настоящее, «сейчас», которое есть у них в момент короткого периода относительного затишья болезни – и есть их собственная «бесконечность», о чём однажды упоминает и сама героиня романа Дж. Грина.

Наконец, третье произведение, которое мы сегодня затронем вскользь – роман молодой американской писательницы, получившей гордое звание «феномен Поколения», Анны Тодд – «После» (2013). Это произведение не связано с темой «бесконечности» подросткового мира, однако оно достаточно злободневно, чтобы быть освещенным с точки зрения предпочтений молодого поколения.
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhydhnfdhdhu-dhdhdhdhdhdhdh-dhdhdhdhdh-001.jpg
В первую очередь стоит упомянуть, что это один из первых крупных литературных романов, вышедших с платформы американского самиздата «Ваттпад», и большая его часть была написана на мобильном телефоне. Тот момент, когда медиа пространство плавно переходит в жизнь современных авторов, а ты всё еще пишешь по старинке – в тетради (шутка). Так вот, «После» жанрово принадлежит к поколению так называемых СЛР – «Современных Любовных Романов», главной задачей которых является демонстрация нестандартных романтических отношений между героями. Сразу «спойлерну» - данное произведение считается официальным фанфиком на работы госпожи Э. Л. Джеймс, однако предназначены для молодого поколения от 18-ти до 21-го года.

В апреле 2019-го г. на большие экраны вышел одноименный фильм, и многие фанаты серии сразу же стали плеваться, что, мол, конфликт главных героев в фильме не раскрыт. Но позвольте спросить, а был ли в этом произведении конфликт вообще?
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhydhnfdhdhu-dhndhnfdh-dhdhnfndhun.jpg

В “После” Анны Тодд ягнёнок и волк прекрасно уживаются друг с другом, однако девушкам  лучше бы не рисковать проверять данную теорию в реальной жизни…

Вкратце суть сюжета такова – молодая студентка первого курса колледжа, амбициозная, но «примерная» девушка Тесса Янг знакомится с отпетым сердцеедом и нарушителем правопорядка Хардином Скоттом. Между молодыми людьми вспыхивает страсть, а вот оборачивается всё для девушки не самым лучшим образом. Я знаю, что есть очень много людей, в частности, молодых девушек, даже моложе, чем Тесса – которые искренне считают данную историю романтичной. Но моё искреннее мнение заключается в том, что подобные книги нужно нещадно жечь на костре – всем тиражом просто брать – и бросать в огонь. Потому что романтизация насилия в нашей стране неприемлема, как, впрочем, и во всём цивилизованном мире.

Конфликта как такового в книге нет, есть лишь эстетизация нездоровых эмоциональных отношений в паре, когда один партнёр напрямую зависит от манипуляционных приемов другого, и развитие в такой паре идет по принципу – «морковка впереди, но кнут всё-таки ещё сзади». Для меня как человека, большим вопросом является распространенная сегодня среди молодежи теория о том, что банальное женское терпение и стремление мириться со всеми недостатками своего партнёра – может «чудесным образом» исправить вконец обнаглевшего самца, считающего себя брутальным мачо с претензией на «глубокую драму» внутри.
http://book.uraic.ru/blog/wp-content/gallery/owl/thumbs/thumbs_dhcdhdhnyny-dhdhndhdhdh.jpg

“Синюю бороду” Шарля Перро смело можно считать прародителем современных сказок о “сильном и властном мужчине”, с которым жить опасно, но попробовать уйти от него - затея ещё куда более опасная…

Ради чего создается этот миф? Для кого пишутся все эти прекрасно-эротические сказки? С каких пор, типаж «синей бороды» считается нормальным и даже привлекательным в фантазиях молодых неокрепших женских умов? Если это называют «феноменом поколения», то в таком случае можно смело говорить о вырождении культуры чтения.

Домашнее насилие, неуважение к женщине в социуме, откровенный медиаконтент, раскрывающий женские тайны – всё это теперь подкрепляется еще и подобными «После» - бестселлерами. Неудивительно, что мужчины, глядя на это, начинают задумываться о привлекательности такого типа поведения. Потребительская позиция очень быстро пускает корни в сердцах юных мальчиков, рассматривающих втайне от родителей взрослые мужские журналы, и наблюдающие женщину там - исключительно как источник наслаждения.

Это безоговорочно ужасно, но еще ужаснее, когда сами современные женщины-авторы создают для этого в литературе ярчайшие прецеденты – и тем самым дают понять мужскому сообществу: «это нормально», «с нами так можно». Нет, с нами так нельзя. И чем скорее определенная часть культурного сообщества это поймёт – тем выше шанс, что хотя бы малое число некоторых проблем, окружающих незащищенный слой женщин сегодня, медленно, но верно – пойдет на спад.

Перечисленные выше книги можно найти в Белинке по следующим адресам:

Грин Д. Виноваты звёзды / Джон Грин, пер. с англ. О. Мышаковой, под ред. Е. Давыдовой, Д. Румянцева. – Москва : АСТ, 2014. – 286 с. Шифр 84(3), Авторский знак Г85, Инв. номер 2369881-КХ (А);

Чбоски С. Хорошо быть тихоней / Стивен Чбоски, пер. с англ. Е. Петровой. – СПб.: Азбука : Азбука-Аттикус, 2013. – 288 с. (Азбука-бестселлер). Шифр 84(3), Авторский знак Ч-329, Инв. номер 2368121-КХ (А);

Тодд А. После / Анна Тодд, пер. с англ. М. Белякова, Е. Златогорского. – Москва : Эксмо, 2019. – 544 с. Шифр 84(3), Авторский знак Т506, Инв. номер 2407928-КХ (А).

Напишите свой комментарий:

Captcha
Введите буквы с картинки

Я не робот.


Рейтинг@Mail.ru